БЫТЬ МОЛОДЫМ СКУЧНО

0

Знаменитый путешественник планирует одиночную подводную кругосветку

«Когда ты в океане пишешь дневник – это одно. А за письменным столом возникает другое чувство: “Вот, я писатель…” Следишь за словами, за правильным ходом мысли. Горит настольная лампа, тихо, тепло…» – рассказывает знаменитый путешественник протоиерей Федор Конюхов. В его мастерской сейчас точно так же: тихо и тепло.

Кругом стоят картины, скульптурные слепки, иконы. В клетке воркуют белые голуби, а на балконе виднеется каркас весельной лодки.

– Отец Федор, каким вы ощущаете себя сегодня?

– Запала мысль, что живу три сотни лет. Столько событий в жизни! Постоянно учусь. Позади учеба в Мореходном училище в Одессе, Арктическое училище в Ленинграде, служба в Калининградской области на Балтфлоте, академия изящных искусств в Париже, даже гуманитарный университет – ведь у меня юридическое образование. Я ветеран вьетнамской войны, писал диссертацию в МГУ по Миклухо-Маклаю, учился в Санкт-Петербургской духовной семинарии. Меня били, ругали, хвалили, поднимали… Тонул, с медведями боролся – восемь раз встречался с ними. Четырежды ходил на Северный полюс, шесть раз – вокруг света, побил два десятка мировых рекордов. В Книге Гиннесса я упомянут чаще всех – и за это, кстати, тоже занесен в Книгу Гиннесса! Не хвалюсь, но… тяжело рассказывать, вспоминать свою жизнь.

У МЕНЯ В РОДУ ПЯТЬ СВЯТЫХ. В ДОМЕ В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ ОТКРЫТО ВИСЕЛИ ИКОНЫ. С САМОГО ДЕТСТВА ЗНАЛ, ЧТО СТАНУ СВЯЩЕННИКОМ

– Как удается сохранять силу и радость?

– Меня постоянно что-то вдохновляет. Возраст тоже дает свои преимущества. Зашел как-то к художнику Виктору Мельникову – а он пишет на белом холсте белым. Еле заметно… но шедевр! А сам плохо видит. Я говорю: «Виктор Константинович, плохо, что зрение слабое». А он отвечает: «Знаешь, Федя… это очень хорошо. Я раньше видел все. А сейчас вижу в тумане и пишу по-новому…» Другому другу говорю: «Демьян, плохо без зубов…» А он: «Хорошо! Кашку поел – и все…» И я так подумал. Нельзя на старости лет иметь зубы. Господь мудр! Кашку ешь, обращай внимание на иное. Каждый возраст интересен. Быть все время молодым скучно.

На балконе мастерской Федора Конюхова стоит «космическая» весельная лодка, на которой путешественник в одиночку за 160 дней пересек Тихий океан. Эта 9-метровая лодка построена по спецпроекту и по последнему слову техники

– Путешествовать вам хотелось с детства или же повлияло какое-то событие из жизни?

– Мой дедушка, русский офицер Михаил Севастьянович Конюхов, был участником первой экспедиции Георгия Седова на Северный полюс. А в трагическую экспедицию, где Георгий Яковлевич погиб, он не пошел по семейным обстоятельствам – и всю жизнь потом жалел, что не смог спасти своего друга. Помню, когда дедушка уже болел, я маленьким залазил на него, и он мне все рассказывал про Седова. И помню его фразу: «Ты должен стать как Георгий Яковлевич». Так я начал думать про Северный полюс…

– А как вы решили стать священнослужителем?

– У меня в роду пять святых. Родители были верующими. И папа, и мама родились еще до революции, в 1916 году. Представляете? Их метрики были с гербами Российской империи. Рос я в деревне. В доме в советское время открыто висели иконы. Всегда, с самого детства, знал, что стану священником. Думал: «Буду старым, в 50 лет приму сан и уеду служить в деревню». Пришло время, я стал священником, а в деревню… не уезжаю. Хотя и бываю там иногда. Хочу построить обитель для путешественников! Сейчас в Тульской области рождается деревня, которая так и называется – Федор Конюхов. Там будет много часовен и храмов. Главный собор освятим во имя Николая Чудотворца…

– Как вы относитесь к современной культуре? Нередко приходится слышать, что сейчас время упадка и разрушения…

– Колумб шел на своих каравеллах без навигации. Мы сейчас на весельных лодках двигаемся быстрее. Нужно уважать историю, но сравнивать эпохи нельзя. Старые фильмы мне неинтересны: сюжет хороший, а смотреть скучно. Слишком медленно для нашего динамичного времени!

Такой Арктику изобразил на одной из своих картин Федор Конюхов

– «Экстрим живет в каждом из нас. И каждый интересен своим экстремальным образом жизни», – писали вы. Не греховен ли риск – ведь человек сознательно подвергает опасности собственную жизнь?

– Нужно поступки совершать обдуманно, а к сложностям – готовиться. Из экспедиции живым и здоровым возвращаешься тогда, когда ты к ней хорошо готов. Мои экспедиции готовятся очень долго. Чтобы впервые покорить Эверест, я потратил 19 лет. Когда поднялся с южной стороны, подумал: «А что, если совершить восхождение с северной стороны Эвереста – не из Непала, а со стороны Тибета?» Мне потребовалось еще ровно 20 лет, и в 2012 году делаю второе восхождение, уже с севера. Получается, только на подготовку к Эвересту ушло 39 лет! Чтобы в 2016 году облететь планету на воздушном шаре, целенаправленно готовился с 2002 года. Начитавшись в детстве книг про американских рыбаков, в 15 лет переплыл Азовское море. И только в 50 – Атлантический океан. А в 60 – Тихий! Сейчас готовлю новую программу: хочу на субмарине пройти Атлантический океан, а потом сделать полный оборот вокруг света – под водой, в одиночку.

– Вы кого-то крестили во время своих путешествий?

– Да. И в Охотском море, и в Тихом океане. На берегу и на палубе яхты. Был свидетелем, как люди переходили из мусульманства в христианство. Эскимос Ханс Аронсен, с которым я пересекал Гренландию, протестант, принял Православие. «Это серьезнее», – сказал он. Вера, видите ли, не должна быть слишком строгой. Но и слишком разболтанной тоже. В Америке во время службы негры-протестанты пляшут, женщины могут принять сан священника. Это уже перебор…

На портрете Александра Алмазова создается многогранный образ Федора Конюхова: мы видим православного священника, путешественника, писателя и художника. Именно это иллюстрируют детали интерьера, которые сами по себе можно рассматривать отдельно и очень долго

История одной картины

Специально для «ПМ»
Александр Алмазов, заслуженный художник РФ: ОТ БОРОДЫ… БОРОДУ ИЩУТ 

Когда работал над портретом, отец Федор много позировал. Самым сложным моментом оказалось написание бороды. Она всегда получалась разной и не такой, какую планировал. Сначала она походила на бороды фантастических героев полотен советского художника Константина Василье­ва. Возможно, это оправданно, ведь сам отец Федор очень необычен. Но я продолжал переписывать – пятый, шестой, седьмой слой… Параллельно изучал технику у наших классиков. Наиболее реалистично и живо прописывал бороды Крамской…

Анастасия Чернова, фото Григория Алмазова
Опубликовано: № 19 (656) октябрь, 2018 г.

Поделиться

Комментирование закрыто