ДОЛГ ЧЕСТИ САМУРАЕВ

0

Зачем гости из провинции Сацума прошли крестным ходом до Ганиной Ямы 

Про нападение японского фанатика на будущего российского императора Николая II написано довольно много, и, казалось бы, добавить к известным фактам нечего – если бы сама жизнь не дописала давнюю историю. Тем не менее, напомню, что произошло 127 лет назад. По традиции, все наследники российского престола перед вступлением на трон должны были совершать большие путешествия по миру, знакомясь с традициями и обычаями самых разных народов – чтобы, став монархами, могли лучше отстаивать интересы России. В этих многомесячных путешествиях их сопровождали известные ученые своего времени. Не стал исключением и будущий император Николай II.  

Спасительная трость греческого принца 

Цесаревича в путешествии сопровождали руководитель путешествия генерал-майор свиты князь Владимир Барятинский, флигель-адъютант князь Николай Оболенский, князь Виктор Кочубей. Для написания книги о путешествии к свите был прикомандирован чиновник Министерства внутренних дел князь Эспер Ухтомский. Пятнадцатого апреля 1891 года русская эскадра из шести кораблей во главе с крейсером «Память Азова» прибыла в порт Нагасаки. Ранее экспедиция посетила Египет, Красное море, Аден, Индийский океан, Индию, Цейлон, Сиам, Яву, Сингапур и Китай.  

Крейсер «Память Азова»

Двадцать девятого апреля цесаревич Николай и греческий принц Георг I в сопровождении японского принца Арисугавы с многочисленной свитой на сорока повозках отправились на экскурсию в город Оцу на берегу озера Бива. Встречая именитых гостей, жители выстроились вдоль следования процессии, махая флажками и фонариками. Из-за узости улочек конные повозки заменили рикшами. Делегацию охраняли полицейские, которые по этикету должны были всегда обращаться к августейшим особам лицом. Из-за этого охранники слишком поздно заметили, как один из полицейских неожиданно бросился к цесаревичу Николаю и нанес ему удар саблей по голове. Вот как сам цесаревич описывал происшествие в письме к матери: «Не успели мы отъехать двухсот шагов, как вдруг на середину улицы бросается японский полицейский и, держа саблю обеими руками, ударяет меня сзади по голове! Я крикнул ему по-русски: что тебе? – и сделал прыжок через моего джен-рикшу. Обернувшись, увидел, что он все еще бежит на меня с поднятой саблей. Я со всех ног бросился по улице, придавив рану на голове рукой. Я хотел скрыться в толпе, но не мог, потому что японцы, сами перепуганные, разбежались во все стороны…» 

Когда 29-й князь провинции Сацума Симадзу Тадаёси узнал, что Николай II был ранен, он преодолел 750 километров до Киото на коне за три дня в самурайском обмундировании 

Греческий принц Георг, ехавший за наследником, бросился к преступнику и тростью отразил очередной удар сабли. Затем на нападавшего бросился рикша цесаревича Мукохата Дзисабуро и рикша греческого принца Китагаити Ититаро, который ударил преступника по шее и спине, обездвижил его и передал начальнику охраны русской свиты. 

Рикшам – по Анне на шею 

Царевичу на месте оказали первую помощь, сделали перевязку и доставили его в дом хозяина галантерейного магазина, бывшего поблизости. После подробного медицинского осмотра и перевязки пострадавшего отправили в больницу в Киото, где ему наложили швы. Раны оказалось две – обе около десяти сантиметров длиной, были повреждены кости черепа. После этого российского императора всю жизнь мучили сильные головные боли. 

Рикши принцев Георга (Китагаити Ититаро, слева) и Николая (Мукохата Дзисабуро)

По словам князя Ухтомского, сразу же после покушения цесаревич Николай стал всех успокаивать и просить не волноваться: «Это ничего, только бы японцы не подумали, что это происшествие может изменить мои чувства к ним и признательность мою за их радушие!» На следующий день из Токио в Киото с личными извинениями срочно прибыл японский император Мэйдзи. Инцидент вызвал волну раскаяния по всей Японии, в адрес наследника российского престола было получено более 20 тысяч телеграмм с извинениями и соболезнованиями и множество подарков. Полицейского Цуда Сандзо, совершившего нападение, судил Верховный суд. Император Мэйдзи издал специальный указ «Об особой процедуре рассмотрения дел, касающихся сферы дипломатии», поддержанный большинством членов правительства, приговоривших преступника к пожизненным каторжным работам. 

В день рождения цесаревича Николая шестого мая на фрегат были приглашены рикши, благодаря которым наследник престола был спасен. Он лично наградил их орденами святой Анны и передал каждому в награду полторы тысячи долларов, кроме того, до конца жизни им назначена пенсия в пятьсот долларов в год. 

Никаких дипломатических последствий это покушение не имело, не считая того, что в русском языке с тех пор появилось ругательство – «Японский городовой», означающее коварного непредсказуемого и вероломного человека. 

«Единственный японец, которому можно доверять» 

Давняя история о нападении на будущего российского императора нашла неожиданное продолжение спустя 124 года. В 2015 году в Екатеринбург на Царские дни прибыла делегация с острова Кюсю японской провинции Сацума во главе со старейшинами. Целью визита потомков самураев князя Сацумы было отдать долг чести своего князя, когда-то бывшего большим другом цесаревича Николая. Облачившись в традиционные самурайские одежды, с наточенными как бритва катанами и в традиционных туфлях таби, которые позволяют передвигаться почти беззвучно, японская делегация в полном составе присоединилась к крестному ходу в память святых царственных страстотерпцев, который в ночь на 17 июля традиционно проходит от Храма на Крови до монастыря на Ганиной Яме. На Ганиной Яме самураи выразили благоговейное почтение памяти последнего русского императора и членов его семьи, возложив цветы к их памятнику. И лучшей истории об уважении, благородстве и дружбе, пережившей время, трудно было придумать. 

Вот что японский гость, президент организации «СацуРо» («Сацума – Россия»), Акахори Норио рассказал тогда моему другу и коллеге Светлане Ладиной: 

– Шестого мая 1891 года цесаревич на один день приехал в Кагосиму, где, выполняя приказ императора Мэйдзи, его приветствовал 29-й предводитель нашего клана Симадзу Тадаёси. По записям того дня мы знаем, что наследник российского престола делал в тот день. Он написал в своем дневнике, что его встретили в Кагосиме очень тепло, и он был этому очень рад. Он был там всего лишь один день, а после этого поехал в Киото. Пока он был в пути, произошло неприятное происшествие: полицейский нанес ему удар. 

Когда произошел этот инцидент, правительство и народ Японии очень переживали. Примерно за тридцать лет до того в Японию приехал англичанин. Там тогда проходила процессия, и он помешал ей тем, что ехал на своей лошади. По японским законам того времени, если человек мешает движению, его можно было убить. Сначала его вежливо попросили отойти, но этот англичанин совершенно не знал японского языка и ничего не понял. Так как в Сацуме все население составляют самураи, они этого англичанина, нарушившего японские традиции, просто убили. Когда это случилось, самурайское правительство очень испугалось и приказало горожанам выдать убийцу. Аналогичное требование выдвинуло правительство Ее Величества. После этого Япония стала утверждать, что все сделано по закону. В ответ англичане затопили корабли, которые были в Сацуме, что причинило большой ущерб провинции, а правительство Японии выплатило Британии внушительную компенсацию. 

В случае с цесаревичем Николаем ситуация была иной: он приехал по приглашению императора. Поэтому Министерства иностранных дел Японии и России обеспечивали безопасность этой поездки. Япония гарантировала безопасность, однако произошел этот инцидент. Человек, который нанес удар, не был террористом, он был простым полицейским. 

Когда 29-й князь провинции Сацума Симадзу Тадаёси узнал, что Николай II был ранен, он поспешил в Киото, чтобы его навестить. Тогда не было ни самолетов, ни поездов, ни машин. Он преодолел 750 километров до Киото на коне за три дня в самурайском обмундировании, с самурайским пучком на голове. Николай очень удивился его приезду и написал в записях, что князь Симадзу Тадаёси – единственный человек в Японии, которому можно доверять. Когда мы об этом узнали, то решили, что об этом нужно рассказать всем людям, которые живут в провинции Сацума. Идея отдать дань уважения памяти дружбы нашего князя с будущим российским императором была делом чести для нас и для всей Сацумы.

Денис Ахалашвили
Опубликовано: Номер 10 — 12 (647 — 649) июнь 2018 год

Поделиться

Комментирование закрыто