Метки

ИГРАТЬ ВЕЗДЕ, ИЛИ ЧТО МОЖЕТ МУЗЫКА

0

Кому-то жизнь Александры Репчанской, солистки группы скрипок оркестра Большого театра, покажется странной: с одной стороны, ежедневный праздник, сцена, свет, красота, а с другой – тягостная атмосфера больниц, хосписов, приемников-распределителей, где Александра старается гармонией прекрасных звуков победить боль и человеческие страдания.

Александра Репчанская: «Музыка нужна, чтобы остаться человеком»

Первый раз, когда я шла играть в хоспис, себя настроила на то, что иду играть чуть ли не на кладбище

– Александра, расскажите немного о себе, о вашем выборе профессии. Почему вы решили стать музыкантом?
– С детства, с того момента, когда меня мама в восьмилетнем возрасте привела в Большой театр, я мечтала там работать. И мечта сбылась. Были тяжелые времена, когда меня никто не поддерживал. Советовали не музыкой заниматься, а идти картриджи заправлять, ведь это приносит куда больше денег! Но тем не менее моя мечта сбылась.

Сейчас, работая в Большом театре, находясь в кругу талантливых музыкантов, дирижеров, я испытываю огромную благодарность за то, что меня Господь сохранил от неосмысленных поступков. Может показаться, что раз спектакли идут каждый день, это рутина, а я думаю: «Господи, какое счастье этим заниматься!» Можно настолько уйти в мир музыки, что все остальное становится неважным. Если я надолго уезжаю из Москвы, из России у меня обязательно с собой открытка Большого театра. Я всегда открываю ее и скучаю, как по родному человеку. Некоторые крутят пальцем у виска и говорят: «Ты что! Мы так устаем: с утра до ночи в театре звуки, звуки…» А я, если несколько дней не поиграю, скучаю. Я занимаюсь сама практически каждый день. Нужно держать себя в форме. Спектакль иногда заканчивается в 10-11 часов вечера, а я и после спектакля занимаюсь еще. Поэтому все охранники в театре – мои лучшие друзья. Я раньше по ночам дома занималась, но сейчас у соседей сверху и снизу родились дети, это стало невозможно. Если не заниматься, можно очень быстро себя растерять. А главное, сразу теряется уважение к себе, все в жизни летит кувырком. Профессионализм надо подтверждать ежедневно. Поэтому мне хочется играть, дарить звуки тем людям, которым это нужно.

0J9A6608

– Почему в вашей жизни возникли благотворительные концерты?
– Я каждый день наблюдаю публику, которая приходит в Большой театр. Проблема для многих обычных людей в том, что билеты в Большой достать очень трудно или же они невероятно дорогие. Поэтому идея сделать классическую музыку доступной долгое время не выходила у меня из головы. И я начала играть в больницах и хосписах. Первый раз, когда я шла играть в хоспис, я себя настроила на то, что иду играть чуть ли не на кладбище. Когда музыка закончилась, я посмотрела на людей, лежавших на каталках. До этого непонятно было, живые они или нет, но, когда зазвучала музыка, кто-то сел, кто-то стал двигаться в такт. Именно тогда я поняла, что буду стараться играть для них чаще. Они меня не оценивают, не судят, они меня просто понимают напрямую.

– Как вас встречали в приемниках-распределителях?
– Надо осознавать, что ты приходишь к людям. Они везде. И они, собственно – мы все, творение Божие. Во время предварительных переговоров мне сказали: «Хорошо, если Вы не боитесь, то играйте…» – после чего я поняла, что надо готовиться к чему-то большему, и взяла на подмогу коллегу – виолончелиста Максима. Когда мы вошли, в нос ударил ужасающий запах, мы увидели людей с отрубленными ногами, руками. Были еще там те, кого просто подобрали на улице… Я была в черном красивом платье, Максим в лакированных ботинках, в смокинге и бабочке. Мы привезли чисто классическую программу, и в начале раздался смех: «Ха, приперли музыкантов, давайте нам…» А потом все замолчали. Нас слушали без перерыва два с половиной часа, и я увидела, что музыка затронула этих людей, их души, возвысила их над ситуацией. Мне кажется, может быть, это мои иллюзии, но люди как-то изменились. У меня была идея вернуть им самоуважение. И я получила определенный опыт – играть не только среди яркого блеска, золота и красного бархата, но и в такой обстановке. Я поняла, что это необходимо. Музыка нужна для того, чтобы иногда просто остаться человеком.

– А что может музыка?
– Музыка… Звук может и убить, и воскресить, и погрузить в бездну печали, и спасти, и увести в мир радости. Музыка может жить вместе с тобой. Она плачет и смеется, она возвращает тебя в прошлое и заставляет думать о будущем. Без музыки невозможно жить. И потом, наш мир настолько тяжелый и настолько в нем много соблазнов, сложностей… Меня всегда спасала музыка. Не хочу сказать, что это анестезия – нет, но это невидимая красота мира, без которой невозможно жить. Имея многолетний опыт обучения в консерватории, я могу сказать: человека можно определить по тому, как он играет, все про него можно узнать.

Юлия Стихарева

Поделиться

Комментирование закрыто