МАРИЯ, ЛЕБЕДИ, АРХАНГЕЛ

0

Размышления иконописца перед иконой Благовещения Пресвятой Богородицы

В день весенний и светлый послан был Ангел от Бога к Деве Марии в град галилейский Назарет, чтобы возвестить Ей великую радость: примет Она во чреве от Духа Святаго, и родит Сына, Который избавит вселенную от ужаса греха и смерти, ими же недужно человечество со времени грехопадения Адама. 

Казалось бы, простая для художника задача: вот скромная хижина плотника Иосифа, взявшего Марию в жены, вот Ангел, а вот Сама Дева, застигнутая вестником небес врасплох. Еще для красоты можно добавить цветущий куст, пару растущих на горных уступах южных деревьев. Картина готова.

Но сколько красок извели живописцы, пытаясь изобразить это великое событие, сколько кистей истратили за два тысячелетия! Они то помещали Ангела и Пречистую Деву в царские чертоги, то убирали из картины все лишнее, оставив только две стоящие фигуры на золотом фоне. Они добавляли в композицию покидающих райские обители Адама и Еву или сидящего в раздумьях и сомнениях Иосифа…

Невозможно точно восстановить сцену Благовещения, когда из всех подробностей у нас есть только галилейский город Назарет, да еще сказано «вошел к Ней»… Даже место этой удивительной беседы неизвестно: то ли комната в доме Иосифа, то ли лужайка у колодца…

Икона Благовещения от Щербинина (1)Посмотрим внимательно, как решали все эти проблемы древние православные иконописцы. Вот перед нами необычный образ, так называемое Благовещение с лебедями. Здесь, кроме Ангела и Девы Марии, есть еще сидящая за прялкой служанка и лебеди внизу – то ли пьющие воду, то ли клюющие зерно.

Здесь нет никакой географической привязки. Все происходит на фоне великолепных зданий, но это не конкретный исторический объект, а образ Божиего домостроительства. Слова, которые говорит Ангел Марии, относятся не к отдельной человеческой душе, а ко всему человечеству, и даже шире – ко всему мирозданию. Господь приходит не только спасти человека, но исправить поврежденное грехопадением всякое земное естество.

Ангел весь в движении, в порыве; Дева Пречистая сидит на царском троне как Всецарица неба и земли. Она в смирении отвернулась от Благовестника, и только жестом подтверждает: «Се, Раба Господня, да будет Мне по глаголу твоему». В руках у Нее веретено и клубок с красной нитью. Отныне начинает ткаться, создаваться в ней Божественное полотно. Нить красная прядется и в руках девицы, сидящей у ног Ее и Архангела. Кто эта девица? Образ то ли Евы древней, через которую пришла на землю смерть, то ли человеческого естества, в которое оденется, воплотившись, Царь Небесный. Это остается тайной, которую оставил для нас древний изограф, как и загадку трех белых лебедей.

Само Благовещение как бы приподнято над землей, над зеленой полоской внизу. А лебеди, хоть и существа крылатые, спокойно идут по земле, питаясь от крох, падающих от дивной небесной трапезы. Быть может, это образ человеческих душ, живущих и питающихся здесь, на земле, но всегда готовых взмыть к небу?

Мы не можем точно разгадать авторский замысел, но в нас рождается множество мыслей и образов, помогающих понять высоту и вневременность этой дивной беседы.

Владимир Щербинин
Опубликовано: №6 (619) март, 2017 г.

Поделиться

Комментирование закрыто