НАД РАМКАМИ МИРОЗДАНИЯ

0

Божественная глубина рублевской «Троицы»

При словах «Святая Троица» мы сразу представляем себе преподобного Андрея Рублева. Так срослись в сознании русского человека эти два имени, хотя великий мастер написал множество других прекрасных икон и фресок, а Святую Троицу изображали все известные нам иконописцы.

Нас не смущает даже факт, что от письма преподобного Андрея сохранились всего лишь прориси (очертания) образа и некоторые цветовые пятна. Вся остальная живопись за минувшие без малого шесть веков утрачена. Этому способствовала старинная техника поновления иконы – так называемое скобление. Раньше образа покрывали льняной олифой, которая, к сожалению, очень быстро темнела. Нужных химикатов для снятия почерневшей пленки тогда не было, поэтому мастера осторожно соскабливали олифу ножом до красочного слоя, после чего покрывали икону заново. При таком способе реставрации неизбежно терялись верхние слои живописи, и через несколько скоблений от первоначального образа почти ничего не оставалось. Тогда изографы, не сомневаясь, переписывали икону по-своему либо обновляли образ прямо по почерневшей поверхности. И можно смело утверждать, что православные люди на протяжении многих веков не знали ни потрясающего лика Владимирской иконы Божией Матери, ни подлинника Святой Троицы Андрея Рублева. Они видели только позднейшие записи. То, что мы лицезреем сейчас в Третьяковской галерее – не письмо нашего гениального соотечественника, а вынужденно грубое вмешательство реконструкторов первой половины ХХ века. Но все равно восхищаемся…

В чем же заключается величие и Божественная глубина этого мастера?

За основу здесь взят ветхозаветный сюжет «Гостеприимство Авраама», когда святой праотец и его жена Сарра принимают в своем доме трех Странников, которые суть три Ангела, знаменующие Собой Святую Живоначальную Троицу. В этом сюжете кроме Ангелов чаще всего изображаются подносящие угощение Авраам и Сарра, иногда их слуги и отроки; одни из них закалывают тельца, другие приносят хлеб с вином. В центре стола – изображение чаши с головой тельца, а также сосуды, хлеб, столовые приборы, пучки зелени, морковь.

ИЗ КОНКРЕТНОГО ВЕТХОЗАВЕТНОГО СОБЫТИЯ ГЕНИЙ СВЯТОГО АНДРЕЯ РУБЛЕВА ТВОРИТ ОБРАЗ ЖИВОЙ, ГЛУБОКИЙ И ПРЕДВЕЧНЫЙ

Андрей Рублев оставляет в своей «Троице» только суть – сидящих за трапезой Ангелов. Предстоящими перед ними отныне должны быть не Авраам и Сарра, как это было древле, а все мы – богомольцы, кто подходит к доске с молитвой сейчас и будет подходить всегда. Художник как бы выносит это событие за временные рамки, делая икону вечной и своего рода интерактивной.

На белой скатерти – никаких лишних деталей, кроме чаши с головой тельца.

Очень интересно, как передает преподобный нераздельность и одновременную неслиянность Святой Троицы. Ни один из Ангелов не касается другого – ни руками, ни одеждой; зато золотистые их крылья образуют единое целое. Причем крыльям ангельским тесно внутри обозначающего границу мира ковчега доски. Это может говорить только об одном: значение и деятельность Святой Троицы выходит за рамки нашего мироздания и человеческого понимания.

За спинами каждого из Ангелов – три символа: дом как образ мироздания (владение Отца); гора – область возвышенного, горнего (вотчина Духа Святого); дерево – знак вечно зеленеющей жизни (знак Сына). И самый, наверное, главный смысл иконы: два крайних Ангела Своими фигурами явно образуют чашу, внутри которой сидит Ангел в одеждах, в каких обычно изображается Христос, – багряный испод с золотой лентой на правом плече и лазурно-небесный верхний плащ.

Чаша Жизни, и в ней – Христос: приимите, ядите: Сие есть Тело Мое (Мф. 26, 26). Так из конкретного ветхозаветного события художественный гений святого Андрея Рублева творит образ живой, глубокий и предвечный.

Владимир Щербинин
Опубликовано: №10 (623) май, 2017 г.

О канонической иконе Святой Пятидесятницы читайте в статье Владимира Щербинина «В КОСМОСЕ ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ»

Поделиться

Комментирование закрыто