НЕИЗВЕСТНАЯ «СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА»

0

Как из фронтовых песен исчезали упоминания о церквях и царских генералах

Какое же 9 мая без песен «Катюша», «В землянке», «День Победы»?! У каждой из них своя судьба – порой неожиданная. Переделанных текстов во время войны было очень много. Их сочиняли по требованиям «текущего момента» профессиональные поэты, слагали корреспонденты центральных и фронтовых газет. Рождались они и стихийно – в партизанских отрядах, в окопах, среди гражданского населения.

Так, прежде на Кубани была широко известна жалостливая песня об умирающем раненом казаке: «Ой, Боже, зачем же германец, зачем объявил нам войну?» Теперь ее пели с небольшой поправкой: «Ой, Боже, зачем же фашисты, зачем объявили войну?»

НЕВЗИРАЯ НА СВОИ НЕМЕЦКИЕ КОРНИ, АЛЕКСАНДР АДОЛЬФОВИЧ БЫЛ ВЕРУЮЩИМ РУССКИМ ПРАВОСЛАВНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. ЗА ГОД ИЛИ ДВА ДО СМЕРТИ, В 1939 ГОДУ, ОН ПОСЛАЛ СВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ЛЕБЕДЕВУ-КУМАЧУ, ИЗВЕСТНОМУ АВТОРУ ТОГДАШНИХ СОВЕТСКИХ ПАТРИОТИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ.

Но, конечно, одна из самых знаменитых песен – «Священная война». Она звучала с самых первых дней войны.

Вставай, страна огромная!

Вставай на смертный бой!

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой…

Василий Лебедев-Кумач

Автор этого текста хорошо известен: советский поэт Василий Лебедев-Кумач. Весьма популярна и другая версия: «Священная война» родом из прежней России, из Первой мировой, ее написал в 1916 году учитель словесности из Рыбинска Александр Адольфович Боде. Этот факт не обошла своим вниманием пресса. Так, в журнале «Рейтар» (2006 ,№ 2 (26)), со ссылкой на журналы «Посев» (2002, № 8, стр. 37) и «Новое время» (1995, № 30, стр. 48), А.Н. Азаренков приводит полный текст, приписываемый Боде:

Вставай, страна огромная!

Вставай на смертный бой

С германской силой тёмною,

С тевтонскою Ордой!

Пусть ярость благородная

Вскипает, как волна!

Идёт война народная –

Священная война!

Как два различных полюса,

Во всём различны мы.

За свет, за мир мы боремся,

Они – за царство тьмы.

Пусть ярость благородная

Вскипает, как волна!

Идёт война народная –

Священная война!

Не смеют крылья чёрные

Над Родиной летать.

Поля её просторные

Не смеет враг топтать!

Гнилой германской нечисти

Загоним пулю в лоб.

Отребью человечества

Сколотим крепкий гроб!

Пусть ярость благородная

Вскипает, как волна!

Идёт война народная –

Священная война!

Пойдём ломить всей силою,

Всем сердцем, всей душой,

За землю нашу милую,

За русский край родной!

Вставай, страна огромная!

Вставай на смертный бой

С германской силой тёмною.

С тевтонскою Ордой!

Пусть ярость благородная

Вскипает, как волна!

Идёт война народная –

Священная война!

1916

Александр Адольфович Боде

В тех же публикациях передавалась история песни. До революции она не успела приобрести известность, а потом еще два десятилетия так и пролежала у Боде невостребованной. Невзирая на свои немецкие корни, Александр Адольфович был верующим русским православным человеком. За год или два до смерти, в 1939 году, он послал свое произведение Лебедеву-Кумачу, известному автору тогдашних советских патриотических произведений. Понимая, что под его фамилией эта песня не имеет шанса быть услышанной, он был готов пожертвовать своим авторством и подарил ее профессиональному поэту-песеннику. Таким подарком Лебедев-Кумач не преминул воспользоваться, кое-что исправив и дополнив.

«1916 год. Кадровый 28-й Грохольский полк – на фронте…<…> в эти тяжелые, напряженные дни была написана отцом песня «Священная война». Ее слова и музыка (мотив был другой) родились вместе», – вспоминает Зинаида, дочь Александра Адольфовича.

И еще: «В 1942 году проездом через Москву на Ленинградский фронт мой сын Андрей – артиллерист, войдя в дом и сняв пилотку, прежде всего, спросил:

– Мама, ты слышала дедушкину «Священную войну»?

– Да, слышала. Музыка Александра Васильевича Александрова, и это очень правильно. Он дал жизнь всей песне. За это мы ему очень благодарны. А какое могучее звучание! Даже дрожь пробирает!.. – ответила я сыну.

А дальше… оказалось, что Василий Иванович Лебедев-Кумач в одну ночь написал то, что было выношено сердцем и умом патриота-учителя еще в мировую войну 1914–1917 годов».

Версия об авторстве Боде не имеет строгих документальных подтверждений. Она основана исключительно на воспоминаниях дочери Александра Адольфовича – Зинаиды. Насколько такое предположение оправданно? Некоторые моменты косвенно подтверждают слова Зинаиды. Во-первых, известно, что Лебедев-Кумач часто пользовался «заготовками» старых песен. Во-вторых, сам дух и торжественный лад «Священной войны» резко отличаются от традиционного советского творчества – как правило, нарочито оптимистического, бравурного. Ведь войну надеялись вести «ворошиловскими ударами», «малой кровью на чужой территории».

… Гремя огнем, сверкая блеском стали,

Пойдут машины в яростный поход,

Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин,

И первый маршал в бой нас поведет!

Вот такие песни писались заранее. Все выглядело примерно так, как в фильме «Если завтра война» (1938 год): предположим, враг все-таки осмелиться напасть, ответим ему со всей нашей мощью, а потом сами же немцы свергнут своих генералов, вот и победа!

В «Священной войне», опубликованной в «Красной звезде» 24 июня 1941 года, на третий день после нападения фашистской Германии, совершенно иное настроение. Видно, что автор уже чувствовал, насколько тяжелой будет война. Знал, что схватка предстоит жесточайшая, не на жизнь, а на смерть, что война – «народная». Но в целом в московских писательских кругах в первые дни войны этого еще не представляли…

Трагическое звучание «Священной войны» поначалу даже вызвало… подозрительное отношение со стороны советских чиновников. После триумфальной премьеры песню отодвинули «в тень», особо не афишировали. И лишь с 15 октября 1941 года, когда фашисты вышли на подступы к столице, «Священная война» стала звучать ежедневно по Всесоюзному радио – после утреннего боя кремлевских курантов.

По «лекалам» Великой Отечественной переписывались и многие «старорежимные» казачьи песни. Так, на Тереке в эпоху Кавказской войны в 1-м Кизляро-Гребенском полку распевали:

Пыль клубится по дороге

Тонкой длинной полосой,

Из Червленной по тревоге

Скачет полк наш Гребенской.

Позднее для укрепления русских позиций на Северном Кавказе было решено переселить туда с Дона около тысячи казачьих семей. Часть из них направили в новые станицы Сунженской линии, впоследствии они вошли в состав Терского казачьего войска. Руководил заселением Сунжи генерал-майор Николай Слепцов. Место было опасное, горцы были враждебно настроены к новоселам, пытались их истребить. Каждую минуту требовалось быть наготове, чтобы отразить вражеский набег или мчатся на помощь соседям. Но Слепцов был настоящим героем, и казаки искренне полюбили его. В 1850 году Николай Павлович погиб в бою за аул Гехи, а гребенская песня была переделана в его память.

По дороге пыль клубится,

Слышны выстрелы порой –

То с набега удалого

Едут сунженцы домой.

Много славы и добычи,

Много пленных из оков.

Их вождем герой был смелый

Генерал-майор Слепцов…

В народном творчестве действие этой казачьей песни тоже перенеслось в Великую Отечественную:

По дороге пыль клубится,

Слышно: громко кони ржут,

И с победой над фашизмом

Казаки домой идут…

Еще одним примером может послужить старинная донская песня:

Конь боевой с походным вьюком

У церкви ржет, кого-то ждет.

В ограде бабка плачет с внуком,

Молодка возле слезы льет.

А из дверей святого храма

Казак в доспехах боевых

Идет к коню, из церкви прямо,

С отцом, в кругу своих родных.

В фольклоре Великой Отечественной войны песня снова появилась, но возвышенное настроение из нее исчезло.

Конь вороной с походным вьюком

Стоит у дома, тихо ржет,

А на крыльце родного дома

Стоит старушка, сына ждет.

Анастасия Чернова

Использованы материалы книги Валерия Шамбарова «Песни царской России, плененные большевиками»

Поделиться

Комментирование закрыто