НИ СЛОВА О КОШКАХ

0

Юрий Куклачев: «Господь прислал меня, чтоб люди улыбались»

150049Известный клоун, народный артист России с удовольствием согласился рассказать читателям «Православной Москвы» несколько поучительных историй из своей жизни, которые привели его к уверенности, что Бог везде и всегда с нами, важно только не уставать обращаться к Нему, не уставать соблюдать Его законы. И тогда щедрости Всевышнего не будет предела.

Я родился под иконами. И всегда внутренне ощущал, что раз мои бабушки и дедушки так сильно верят в Бога, то и я буду. Времена были советские, и в пионеры я вступал, и в комсомол, но нательный крестик неразлучно был со мной. В школе носил его в маленьком мешочке. Надевать боялся – на уроке физкультуры могли заметить и наказать.

Делай как Чарли
В семь лет я решил стать клоуном. О том, что надо сразу определиться, кем я буду, меня надоумил дядя Вася. Пришел в гости и начал разговор: «Юра, скажи, для чего ты живешь?» Я растерялся. Вместе мы долго пытались в этом разобраться, а потом он сказал: «А ты куда сейчас идешь? Спать? Вот иди, не спи, думай, кем ты хочешь стать». Ту ночь я запомнил на всю жизнь. Я размышлял о том, какой во мне есть талант, какая способность. Сперва решил – буду летчиком. Но быстро сообразил, что эта профессия мне не подходит. Меня на качелях-то укачивает. Я мысленно представлял себя во всевозможных профессиях. Пока однажды отец не принес в дом телевизор, и я не увидел Чарли Чаплина. Я вскочил и стал повторять за великим комиком. Все смеялись – во дает! От этого у меня такая радость зародилась в душе, такое счастье… Вот где твоя профессия, парень! Это даже больше, смысл жизни! Господь прислал меня, чтоб люди улыбались! Понимаете?

Олег Попов благословил
В 14 лет я бросил школу, чтобы поступить в цирковое училище. Но мне это далось невероятным трудом и упорством. Вы не поверите: пришлось поступать семь раз! Никто не верил, что я могу быть клоуном… Никто, кроме отца. В какой-то момент я мысленно обратился к Богу: «Господи! Помоги осуществить мечту!» И вдруг вся жизнь переменилась. Чудо произошло. Попал в народный цирк и стал там заниматься. В училище не берут, а в цирке я уже добиваюсь успеха. Мне еще шестнадцати нет, а на Всесоюзном конкурсе самодеятельности становлюсь первым клоуном! Олег Попов назвал меня прекрасным! После этого в училище меня взяли, но четыре года подряд (!) исключали за… профнепригодность. Господь проверял, сумею ли выстоять.

Клоун или наркоман?
Взяли в цирковое училище? Настырный, это хорошо. И – бах! – травма: перерезан большеберцовый нерв. Все — инвалид. Да еще чуть наркоманом не стал, пока нога заживала. Боли были невыносимыми, и мне начали колоть морфий. Мама пришла навестить и растерялась: «Юра, что с тобой?» А я кайфую: «Мне так хорошо! Сделали обезболивающее…» Она к врачу: что дали ребенку? «Морфий. Иначе может умереть от болевого шока. Ему надо поколоть хотя бы недели две…» Мама ужаснулась. «Сынок, хотел быть артистом? Забудь, никогда не станешь им, если умрешь духовно. Попадешь во власть сатаны. Все время больше будет тянуть туда, чем к настоящей жизни. Хочешь быть артистом – откажись от уколов. Терпи».

Легко сказать. Боль адская, рука сама предательски тянется к спасительной кнопочке – вызвать сестру, сделать укол. К кому обращаться за помощью? «Господи! Помоги мне выжить, помоги боль перетерпеть». И я стал пробовать самые странные способы справиться с болью. Пытался невидимой метелочкой ее сметать, собирать в кучку и выкидывать. Представлял прекрасные моменты своей жизни: отдых у моря, рассветы и закаты. Уснул только к утру. На следующий день мать пришла, а я шепчу: «Мама, я буду клоуном».

Учитель, который меня исключал из циркового училища, спустя годы пришел просить прощения: «Какая я сволочь, это я тебя все время пытался исключить. Не могу себе простить, что не увидел в тебе большого мастера». «А я вам, – говорю, – благодарен. Если бы не вы, я не стал бы таким бойцом. Для меня теперь, как для японца, не существует слова «нет». Надо – иди и делай».

Холодный Огонь
В 1993 году мы с женой поехали в Иерусалим. Там я впервые услышал, что на Пасху с неба сходит Благодатный Огонь, и захотелось это увидеть. Храм полон народу. В какое время снизойдет Огонь, неизвестно. Ждать долго. Сижу на рыболовном стульчике, спина затекает, ногу сводит и кажется, что будто время теряю. Сомнения закрадываются: «А вдруг напридумывали все это, и на самом деле его спичками зажигают, а вовсе не с неба он сходит». Тогда я оказался третьим получающим Благодатный Огонь из рук Патриарха. Огонь был еще холодным. Умылся им – ничего от него на теле не горит, ни волосы, ни одежда. Я потрясен. Уверовал. Спрашиваю: «Господи! Что я могу сделать?» А мне в ответ: «Пиши!» Что пиши? «Пиши, почему ты не стал ни пьяницей, ни наркоманом». Я задумался – а ведь и правда. Все мои друзья детства рано ушли – только крестики на кладбище…

Вдохновленный Благодатным Огнем, начал писать обо всем, что со мной было, что знаю. Получилась книга «Уроки доброты».

О защите и нападении
Много раз в жизни просил святых и Господа о заступничестве. И получал его. Было дело – театр отбирали. Пошел к Матронушке, просил одного – чтобы мой театр оставили в покое. Так вот – у моих обидчиков отобрали банк и лицензию.

А однажды импресарио бросил одного в Америке. Я оказался в аэропорту без единого цента и без билета. И даже начальник аэропорта не мог мне помочь, потому как билеты на рейс на месяц вперед распроданы! Что делать? Уткнулся лицом в стену и начал псалмы читать. Трудно даже объяснить, что со мной было. Казалось, рассудок потерял, весь в Псалтирь ушел. А когда очнулся, снег пошел, хотя только что солнце светило! Продолжаю — метель хлопьями. Завалило весь аэродром и все дороги на подъезде к нему. Никто из пассажиров, кроме одной женщины, не смогли прибыть на рейс. И тут я понял: это же Господь мне помогает, освобождает места в самолете. Мы летели вдвоем…

Записала Екатерина Моисеенко
Опубликовано: №4 (617) февраль, 2017 г.

Поделиться

Комментирование закрыто