ОСТАНОВКА ПО ТРЕБОВАНИЮ

0

Накануне своего 15-летнего юбилея Свято-Спиридоньевская богадельня справила новоселье

Закончив трапезу и ответив на очередной вопрос журналиста, Игорь Крупник в инвалидном кресле направляется в свою комнату. У светлого окна буфетной замедляет движение и просит: «Постоим здесь… Посмотрите, какой вид!» Напротив, через Черкизовский пруд – храм Пророка Божия Илии, живописная набережная, с иголочки отреставрированный ансамбль Митрополичьей дачи.

О жизненных судьбах подопечных Свято-Спиридоньевской богадельни можно снимать сериалы. Здесь вместе сошлись балерина без определенного места жительства и пенсионер-режиссер, 45-летний прикованный к посетили инвалид и «обыкновенные» неизлечимо больные старушки. Наверное, мало кто из них предполагал окончить свои дни в богадельне. И для каждого из них эта последняя в жизни остановка стала чем-то особенным, необыкновенным. Чем именно?

Комфортный дом

Корпус большого здания по набережной Шитова, вчерне отремонтированный экс-собственником, городские власти передали Церкви в конце 1990-х годов. Полтора десятка лет он пустовал. Для офиса или, к примеру, компьютерной фирмы помещения вполне подходили, но размещение лежачих постояльцев преклонного возраста требовало существенной реконструкции интерьеров. Начать ее удалось только в 2012 году, когда первые два миллиона рублей Православной службе помощи «Милосердие» удалось собрать на благотворительном празднике «Белый цветок». Львиную же долю необходимых затрат – около 30 млн руб. – профинансировал столичный Департамент социальной защиты населения.

– В эту сумму, конечно, вошла не только адаптация помещений, расширение коридоров и оснащение здания системами жизнеобеспечения и пожаротушения, – рассказывает директор Свято-Спиридоньевской богадельни Евгений Шиленков. – Мы смогли приобрести специальные кресла и многофункциональные кровати. Во всех помещениях смонтированы подъемники. Подавляющее большинство насельников – лежачие пациенты. Но благодаря современному оборудованию их сравнительно легко и быстро можно пересадить в кресло – в сидячее или лежачее положение. И, к примеру, в церкви они в состоянии полноценно внимать богослужению, ничего не пропуская.

Домовый храм святителя Спиридона Тримифунтского – первый в Москве с подобным посвящением главного престола – настоящая гордость богадельни. Если по старому месту «прописки» – в двух смежных квартирах жилой пятиэтажки возле Донского монастыря – духовная жизнь постояльцев ограничивалась исповедью и Причащением, а также регулярными беседами со священниками, то здесь Божественная литургия совершается дважды в месяц. Благодаря продуманной геометрии интерьеров и удобным дверным проемам с легко открывающимися и закрывающимися створками что в инвалидном кресле, что на кровати любой путь в пределах жилого этажа (всего их тут два второй и третий) – минутное дело. Прежде прогулки с подопечными были крайне редки. Ведь чтобы пешком спустить инвалидную коляску с человеком, а потом поднять ее обратно, требовалась помощь нескольких крепких добровольцев. Новое здание, само собой, оснащено лифтом, к тому же появилась собственная (хотя и небольшая) территория. «К весне доведем до ума беседки, – мечтает директор, – и можно будет наслаждаться чаем из самовара на фоне прекрасного, только что очищенного пруда с фонтаном».

Адрес, где обретают веру

Официально учрежденная Сестричеством во имя св. блгв. Царевича Димитрия и Синодальным отделом по церковной благотворительности и социальному служению богадельня имеет статус центра социально-сестринского ухода. Чтобы попасть сюда, необходимо заполнить анкету и подать прошение. Сделать это (непосредственно в богадельне либо в храме Царевича Димитрия при 1-й Градской больнице) должен или сам претендент, или его законный представитель.

– Строгих требований у нас всего два: отсутствие психических заболеваний и более-менее стабильное общее состояние, не предполагающее скорый уход из жизни, – объясняет Шиленков. – Конечно, сразу новичка не примут: есть очередь. Правда, не очень большая. Сейчас в листе ожидания примерно три десятка строчек. Но мы все еще продолжаем доводить до ума некоторые помещения, и в обозримой перспективе появятся три новые жилые комнаты. Каждая рассчитана на двух человек, и общая емкость вырастет до 18 мест.
Больше никаких ограничений для кандидатов в постояльцы администрация не формулирует. Держите пост – к вашим услугам соответствующее меню (разумеется, с поправкой на колоссальное число медицинских показаний по диетическим столам каждого пациента), тем более с потрясающей домашней кухней в богадельне это, кажется, на так уж и сложно. Не держите – будут кормить скоромным (но таких, признается Шиленков, меньшинство). Правда, в общей трапезной: это, по словам директора, единственное требование к распорядку дня – чтобы постояльцы не замыкались в стенах своих двухместных «келий». Хотите на Литургию – медсестра вас тут же отвезет. Не хотите – оставайтесь у себя. Нет и вероисповедальных барьеров.

Принимают хоть коммунистов, хоть атеистов.
– Хотя большинство наших постояльцев – люди, конечно, православные, – рассказывает старшая медсестра Ольга Иорданская. – Но некоторые по-настоящему веру обрели только здесь. Ведь все медсестры верующие. Их пример, неподдельная христианская любовь, да и сама обстановка способствует воцерковлению наших бабушек и дедушек. Например, у нас была постоялица Мария Османовна – из этнических татарок. Как мы все ее любили, а уж когда она покрестилась – ну просто обожать стали! К сожалению, она уже ушла… В общем, регулярно сейчас причащаются все пациенты, кроме одного. Но Володя попал к нам очень далеким от Церкви человеком, да и случай у него из ряда вон…

Возможность выжить
Сорокачетырехлетний Владимир – пример того, что богадельня работает далеко не только с москвичами. Здесь не отказывают даже выходцам из ближнего зарубежья. Выросший в семье кадрового военнослужащего и привыкший колесить с родителями по необъятным просторам Союза, Володя поступил в МГУ еще в советское время, а диплом получил уже в независимой России. Гражданство оформлять не стал: оставил советский паспорт и получил вид на жительство. Квартировал у гражданской жены в Подмосковье – разумеется, без прописки. Более-менее налаженную жизнь и обустроенный быт семь лет назад оборвала нелепая травма шейного отдела позвоночника и полная обездвиженность.
– Мыкаясь по клиникам, он оказался в курируемой Синодальным отделом по церковной благотворительности и социальному служению Больнице святителя Алексия, – вспоминает Иорданская. – А когда его оттуда перевели, сестры тамошней патронажной службы и волонтеры принялись путешествовать за ним по другим лечебницам. В итоге глава отдела епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон благословил взять Володю в богадельню, потому как больше до него дела не было никому. К нам он попал со страшными 25-сантиметровыми пролежнями на обеих пятках и на голенях, с частично разрушенными костями… Настоящее чудо, что с такими болячками удалось справиться, притом что ухаживаем за ним мы, конечно, предельно внимательно.

Для таких, как Володя, Свято-Спиридоньевская богадельня – спасение в буквальном смысле слова, единственная возможность выжить. И даже больше! Ему восстановили вид на жительство, одна из сестер Свято-Димитриевского сестричества оформила регистрацию, он получил медицинский страховой полис, ему перечисляют пенсию (сведущие люди оценят масштабность двух последних достижений: формально ныне действующие порядки в России предусматривают исключительно личное обращение обращение граждан и не допускают исключений).

Царское место
Понятно, что за Володю никто из его родственников за содержание в богадельне не платит ни копейки. «При приеме мы специально обговариваем этот вопрос: фиксированных тарифов у нас не существует, – подчеркивает Шиленков. – Родные вносят пожертвования исходя из собственных возможностей. Если родных нет – значит, не платит никто».

В среднем ежемесячные взносы колеблются в пределах от 15 до 20 тысяч рублей. Полностью содержание стариков эта сумма не покрывает. В целом формирование бюджета учреждения в компетенции Православной службы помощи «Милосердие», одним из 24 социальных проектов которой богадельня и является. «Пока из-за кризиса цифры на 2015 год не утверждены, так что прогнозировать затраты некорректно, – разводит руками директор. – Очень надеюсь, что удастся хотя бы сохранить прошлогоднее финансирование. Кроме того, рассчитываем на новый федеральный закон, позволяющий негосударственным организациям претендовать на оплату муниципальным бюджетом части оказываемых населению социальных услуг. Но это вопрос будущего».

Говоря о затратах, не стоит забывать: богадельня – все же не парк культуры и не кружок по интересам, все здешние насельники – люди тяжело больные. Так, самостоятельно повернуться в кровати из нынешней дюжины обитателей в состоянии только трое. Естественно, сестринский уход с минимальным фельдшерским наполнением должен осуществляться за такими пациентами круглосуточно. В полном соответствии с современными принципами патронажного милосердия, подразумевающими как минимум равное количество представителей персонала и контингента, здесь работают 13 медсестер. Точнее, столько пока здесь ставок: сотрудницы выходят на работу посменно, и некоторые трудятся по совместительству.

Результат налицо. «Обычно люди поступают к нам в возрасте от 75 до 80 лет в тяжелейшем состоянии, – рассказывает Иорданская. – Но внимание к ним, условия содержания столь высоки, что качество их жизни неизмеримо выше по сравнению с любым другим местом обитания. Не будет большой натяжкой сказать: если бы наши бабушки и дедушки не попали к нам, их бы давно уже на свете не было. Всего один пример. Жила у нас москвичка Раиса Ивановна. Забрали мы ее из отделения травмы с трепанацией черепа после множественных переломов. Так вот, прожила у нас она 10 лет. А вот мужчины наши молодые…»

Насладившись видом из окна, коренной москвич «молодой» 69-летний Игорь Крупник прощается с журналистом. Он уже успел рассказать о своей жизни – как работал звукорежиссером в театре «Современник», а потом уверовал в Бога, воцерковился и ушел санитаром в 7-ю горбольницу; как своими ногами 15 лет пришел на операцию в 1-ю Градскую, а после потерял подвижность и стал инвалидом; как попал в богадельню и живет здесь. Спрашиваю Игоря Либеровича о родственниках. «Родные есть. Но они очень мало…» – на полуслове умолкает собеседник, хотя и так ясно, что он хотел сказать. Интересуюсь, где живется лучше – тут, в Черкизове, или по старому адресу, на Шаболовке. «Тут место… царское! – подбирает эпитет старожил. – А там было… житейское».

За окном вечереет. Я помогаю Крупнику вернуться в комнату, и мы прощаемся.

Дмитрий АНОХИН
Фото Владимира ХОДАКОВА

Как помочь богадельне
Пожертвовать деньги на нужды подопечных можно на веб-странице miloserdie.ru/friends/about/svjato-spiridonievskaja-bogadelnja/donate/. Кроме того, можно отправить SMS со словом «сестры» и суммой пожертвования на короткий номер 7715 (например, «сестры 100»): средства будут направлены на оплату труда сестер милосердия, которые трудятся в Свято-Спиридоньевской богадельне, а также в больницах, интернатах и на дому.

Как родилась богадельня
Идея открыть в Москве богадельню появилась у сестер милосердия, ухаживавших за больными в Первой Градской больнице. За одной из них – Верой Николаевной Трынкиной, впоследствии ставшей первой насельницей богадельни – позаботиться было некому. После перенесенного инсульта Веру Николаевну частично парализовало, она не могла говорить. За почти два полных года, которые Вера Николаевна провела в больнице, у нее умерли муж и сын, а дом, где она жила, расселили. Соседи думали, что Веры Николаевны нет в живых, и она осталась без квартиры. Жить ей было негде, а ухаживать за ней – некому. Тогда община больничного храма св. блгв. Царевича Димитрия купила 4-комнатную квартиру в районе станции метро «Шаболовская». 24 декабря 1999 года, накануне празднования памяти свт. Спиридона Тримифунтского, она была освящена. 25 декабря сюда привезли первую насельницу – Веру Николаевну. Этот день стал днем рождения Свято-Спиридоньевской богадельни. В 2004 году богадельня расширилась вдвое: этажом выше в этом же доме обустроили еще одну четырехкомнатную квартиру.

Прямая Речь
Мария МУХТАСИПОВА, сестра по социальной работе:
– Поучиться жизненному опыту и стойкости духа, наверное, можно у каждого из наших подопечных. И все же Капитолина Александровна Изварина (имя полностью изменено по этическим соображениям – Прим. Ред.) тут, скорее всего, вне конкуренции. Коренная москвичка с дворянскими корнями, она, несмотря на серьезные противопоказания по состоянию здоровья, стала профессиональной балериной. Долго танцевала в Большом театре, потом еще дольше – до преклонных лет – преподавала балет в одном из столичных ДК. Личная жизнь у нее не сложилась: не хотела уходить со сцены, брак из-за этого распался. Уже на пенсии освоила живопись, да как – вступила в Союз художников и получила от него помещение для собственной профессиональной мастерской! В мастерской и жила – и за это время, уже в постсоветские годы, однокомнатную квартиру у нее обманом отобрали. Пока Капитолина Александровна пыталась добиться справедливости, ее лишили и мастерской, буквально выбросив оттуда вместе с работами. Какое-то время она ютилась в ДК, где работала. Когда закончила преподавать, некоторое время жила у одной из учениц, а потом попала в богадельню. Сейчас состояние ее здоровья резко ухудшилось, но стойкости духа до сих пор можно позавидовать.

Поделиться

Комментирование закрыто