ПРОЩЕНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

0

Накануне поста

Весь подготовительный период к Четыредесятнице отведен для очищения от всего, что мешает достойно вступить в пост. Последнее воскресенье перед постом посвящено примирению с ближними. Поэтому с древних пор в этот день принято просить друг у друга прощения. Как когда-то отцы-пустынники, до Пасхи удаляясь в пустыню для упражнения в посте и молитве, стремились от всего сердца примириться со всеми, ибо не знали, придется ли им вернуться назад, так и мы должны накануне поста оставить обиды, потому что не можем предвидеть будущее даже на день вперед. Со времени изгнания Адама и Евы из рая (а в последнее воскресенье перед постом это событие вспоминается на богослужении) человек стал смертен и не знает, когда ему придется предстать пред Вечным Судией. Горе тому, кто придет к Нему непримиренным с ближними.

В прежние времена на Москве в этот день было принято ходить по святым местам города, кланяться в древних соборах мощам святых, чтимым святыням, подходить за благословением на пост к служащим архиереям, предстоятелям храмов, духовным отцам, инокам, вообще знакомым, у всех прося прощения и молитв. К сожалению, этот обычай был забыт задолго до революции почти по всей России, за исключением разве что монастырей и отдельных древних городов. Довольно часто вместо этого проводилось шумное «заговенье», продолжавшееся иногда всю ночь. Преосвященный Никанор, архиепископ Херсонский, так живописует этот нечестивый обычай: «После проведенной по-язычески ночи заговенья тускнеющие от бессонницы, утомления и пресыщения очи наконец видят мерцающее утро святого Великого поста. Утомленные за целую ночь треском пусторечия, музыки, нередко злоречия, шума и топота, уши оглашаются под утро заунывным звоном великопостного колокола, приглашающего к утренней покаянной молитве… Что делать дальше? Усталые ноги тащат бренное отяжелевшее тело, а отупевшие чувства влекут изнемогшую от угнетающих впечатлений душу не на утреннюю покаянную молитву, о которой и не думалось, а в объятия тяжелого, не освежающего, не ободряющего, но еще более удручающего грешную душу сна».

От традиции всенощного «заговенья» мы избавились, и дай Бог, чтобы навсегда.

Протоиерей Михаил Дудко

Поделиться

Комментирование закрыто