Метки

ПЯТЬ ШАГОВ ПО МЕЩАНСКОЙ СЛОБОДЕ К ТРОИЦКОМУ ПОДВОРЬЮ

0

Как гусляр Садко художника Серова с фарфоровым королем помирил 

Наконец-то набравшая силу весна и устоявшаяся погода словно приглашают в путешествие по старой Москве – такой привычной и знакомой, но вместе с тем загадочной и полной тайн. Ежегодный городской фестиваль «Пасхальный дар» продолжает замечательную традицию – проект «Гуляем по Москве», в рамках которого возрождаются любимые многими горожанами бесплатные пешеходные экскурсии по историческим районам столицы. «Православная Москва» опробовала этот сервис и с удовольствием потратила пару часов на неспешный путь от станции метро «Проспект Мира» до Троицкого подворья. 

Можно и втроем 

Всего в календаре проекта, опубликованном по интернет-адресу moscowwalking.ru, – 28 экскурсий. Бесплатное участие предполагает предварительную регистрацию – просто потому, что группы не резиновые, передвигаться по современной Москве огромной толпой неудобно ни гиду, ни экскурсантам (так, на ближайшие даты по некоторым из самых интересных маршрутов мест уже нет, но на конец апреля запись еще открыта). Заявочная форма требует от вас фамилию, имя и отчество, электронную почту и число участников (приходить можно не поодиночке, а вдвоем или втроем). 

Регистрация скорее уведомительная: никто на старте маршрута документы не спрашивает и перекличек не устраивает. После оформления заявки на электронку сразу же приходит уведомление: следите за возможными сообщениями об отмене из-за плохой погоды, а если захотите отказаться сами – к вашим услугам еще одна прямая интернет-ссылка. Погода ухудшаться и не думала – скорее наоборот, и пятничным вечером 13 апреля наша весьма разновозрастная группа собралась у выхода из станции метро «Проспект Мира (радиальная)». 

На высоком левом берегу Неглинной почти весь ансамбль сгорел в 1812 году, а до нас с некоторыми изменениями дошла уже послепожарная планировка, предложенная зодчим Пьером Жилярди. 

Среди энтузиастов познания московской истории на своих двоих явно преобладает прекрасный пол: кроме меня, в составе четырех десятков экскурсантов набралось буквально пара-тройка мужчин. Гид Сергей Рахманинов показал себя весьма эрудированным москвоведом и, что особенно важно для пешеходной экскурсии, поддерживал ритмичный и довольно высокий темп рассказа на протяжении всего маршрута. Некоторые досадные ошибки (так, избрание Патриарха Тихона в авторской версии почему-то случилось сразу после Февральской революции) спишем на оговорки и на накопившуюся к концу путешествия усталость. Впрочем, пока мы в самом начале пути, и Сергей уже рассказывает о премудростях местной топонимики. 

Мещане из поляков 

Оказывается, Напрудным это место в незапамятные времена (первое письменное упоминание датируется 1328 годом, когда Иван Калита подарил своему сыну Симеону Гордому здешние охотничьи угодья) стало из-за… одноименной речки. Исток ее был в районе нынешнего Рижского вокзала, а впадала она в Неглинную. Но текла по обширному руслу так неспешно, что поначалу ее приняли за природный каскад многочисленных живописных прудов. По иронии судьбы, подзабывшееся и почти исчезнувшее с современной карты Москвы географическое обозначение «Напрудное» теперь имеет гораздо больше прав на существование, чем в средние века. Ведь речка еще в 1911 году убрана в коллектор, а единственный оставшийся на поверхности земли ее след – как раз пруды: в Екатерининском парке чуть выше по течению. 

Нынешним же москвичам это место гораздо лучше известно как Мещанский район. Это неудивительно: соответствующий топоним гораздо моложе. Возник он в середине XVII века «благодаря» военным походам Алексея Михайловича на Смоленск, в результате которых на Руси оказалось много пленных поляков и литовцев. Некоторые со временем обрусели и основали в Москве (вернее, в ее тогдашнем пригороде) собственный анклав. А поскольку называли они его по-польски «городок», русские этим словом – «мистщо» – и стали именовать район, а его жителей прозвали мещанами. 

Со временем слобода, просуществовавшая вплоть до 1709 года, когда потомки первых мещан окончательно ассимилировались с москвичами, «подарила» имя целому сословию – и оставила нам четыре улицы (помимо проспекта, известные теперь как Гиляровского, Щепкина и собственно Мещанская). Но внимание: немного передвинувшись в направлении «Макдональдса», Сергей делает первую остановку на маршруте. Перестроенный в 1898 году особняк № 39 по проспекту Мира – все, что осталось от некогда огромной усадьбы представителя владельцев «дулевской фарфоровой империи» Матвея Кузнецова. 

Матвей Сидорович прославился не только тем, что владел четырнадцатью мануфактурами, и даже не огромной усадьбой, выстроенной для жены – но и тем, что умудрился получить вызов на дуэль от… Валентина Серова. А дело было так. Купив у Михаила Врубеля рисунок (морской царь, его прекрасная дочь и гусляр Садко) для тиражирования на тарелках, Кузнецов решил перенести его на вазы. Чем не замедлил возмутиться автор: тарелка – предмет плоский, а ваза – фигура вращения, на ней рисунок смотрится иначе! И… был послан куда подальше. Назавтра к Кузнецову пришел качать права живописец куда авторитетнее – Валентин Серов. С аналогичным, увы, результатом. Но Серов – дворянин, он с такой реакцией мириться не стал. Возьми да вызови домовладельца на дуэль. 

Пару дней Матвей Сидорович недоумевал, что бы это значило. А потом друзья в ресторане объяснили: зря он так хорохорится. Оказывается, высочайшим указом дуэли только что разрешены в российской армии. Так что Серова, если он не промахнется, судить будут не за убийство, а всего лишь за нарушение правил поединка – а это совсем другая статья (да и снисхождение, скорее всего, сделают, ведь Серов – один из любимых живописцев государя императора Николая II). А промахнется он вряд ли: рука твердая, глазомер отменный… Послушал такие речи Кузнецов и поехал к Врубелю да Серову мириться. Результат? Кузнецовская тарелка с Садко до нас дошла, а вот вазы ни одной не известно! 

Космический роман 

Вторая остановка на маршруте – 25-й дом по проспекту Мира, резиденция знаменитых торговцев музыкальными инструментами Циммерманов. В семье обрусевших немцев в строгости воспитывалась единственная дочь Ольга. От скуки нашла она себе подругу – кухарку. А та возьми и расскажи, что у нее поселился странный юноша, обвесил весь дом «воздушными куклами» и рассказывает о каких-то дальних полетах ее сыну… 

Шестнадцатилетний сын калужского купца Эдуарда Циолковского на отцовские сбережения поехал поступать в Московское техническое училище. Размечтавшись, по дороге потерял все рекомендации и документы – кроме тех самых денег, надежно зашитых в платье. Помнил, что надо ему на Немецкую улицу. Добрался, никакого училища не нашел, но увидел объявление, что кухарка Циммерманов сдает угол. Поселился у хозяйки и стал заниматься самообразованием. «Сделайте милость, передайте ему письмо!» – взмолилась Оля. 

Кухарке разве же жалко?! Так возник эпистолярный роман, для нашего времени удивительный, а для 1873 года – кто знает… Завершился он банально: родители Оли обнаружили письма молодого мечтателя и строго-настрого запретили дочери продолжать переписку, а кухарке посоветовали от квартиранта избавиться. Пройдет 41 год, и потомки Циммерманов с началом Первой мировой войны навсегда покинут Россию, а калужский учитель Циолковский напишет немного печальное эссе о сотканных из света людях будущего, не нуждающихся ни в чувствах, ни в эмоциях. 

Адреса на века 

Кратчайший путь на улицу Щепкина лежит по перпендикулярной улице Дурова. На их пересечении – своеобычный четырехэтажный доходный дом № 25/20. История его возникновения как коммерческий проект занимательна сама по себе, но требует отдельного рассказа. Здесь же обратим внимание на редчайший артефакт – неведомо как уцелевшую до наших дней дореволюционную адресную табличку, бесстрастно гласящую, что этот номер 25-й относился к 1-му Мещанскому полицейскому участку, в пределах которого числился 212-м и 190-м домовладением (соответственно по «новой» и «старой» квартальным системам учета, принятым в XIX столетии до введения сквозной уличной нумерации). 

Между третьей и четвертой остановками – переход совсем короткий. Двигаемся строго на запад в направлении Лаврского переулка, но в него не входим, а поворачиваем налево, на Мещанскую улицу. Постепенно строгая геометрически четкая планировка Мещанской слободы уступает место сложной ткани переулков Троицкой горки. Дом-музей Виктора Васнецова (пер. Васнецова, д. 13), где великий художник-передвижник жил с 1894 года до самой своей земной кончины в 1926 году, стоит, можно считать, на их границе. Кстати, в мае 2018 года – 170-летие со дня рождения Виктора Михайловича, и о христианской теме в его многогранном творчестве вы в скором времени сможете прочесть на нашем сайте. А дом свой он сам придумал, строили его по авторскому эскизу. Единственное, с городской управой пришлось заключить компромисс: деревянные строения в Москве тогда возводить уже не разрешали, а снаружи новостройку пришлось оштукатурить. 

Вот мы и добрались до финиша. Правда, финал пути – целый обширный квартал, а история его может потянуть на самостоятельное исследование. Прежде всего, оказывается, здесь, в Напрудном, располагается уже третье по счету Московское подворье Троицкого монастыря. Первое основано еще при Дмитрии Донском на территории Кремля (имена Троицких и башни, и ворот, и даже соединяющей Троицкий мост с Ивановской площадью улицы – именно оттуда). Но в эпоху екатерининской секуляризации монахов оттуда переселили в соседний Чудов монастырь, старое каменное здание снесли, а на его месте возвели сначала Сенатские палаты, а затем, уже при Александре I – знаменитую Оружейную. 

Впрочем, тут же императрица повелела основать подворье за городом – на высоком левом берегу Неглинной. Параллельно продолжало действовать подворье в Китай городе – в старом монастырском стряпческом доме (присутственном месте для делопроизводителей, юристов и писарей). Адрес его и сейчас существует: это 5-е домовладение по Ильинке. Только с 1874 года обитель возвела там новое здание – красивый доходный дом, в свое время снискавший лавры высочайшего в Москве строения.  

А на Троицкой горке, к северу от Земляного города, почти весь ансамбль сгорел в 1812 году (на территории подворья хозяйничали французы), и до нас с некоторыми изменениями дошла уже послепожарная планировка, предложенная зодчим Пьером Жилярди. 

Здесь множество интереснейших зданий, изучать которые, конечно, лучше на месте, вооружившись подробным путеводителем. Но если вы, подобно нам, попадете на подворье с верхней части, изнутри квартала, обязательно дойдите до его сердца – возвышающегося над Олимпийским проспектом Троицкого собора (2-й Троицкий пер., д. 8/10). Сооружался он почти целое столетие – с конца XVII по конец XVIII века, поэтому причудливо объединил в себе прекрасно читаемые элементы праздничного западного и сдержанного нарышкинского направлений в стиле барокко. Со стороны Троицкой улицы перед храмом – неприметное бордовое здание, прямой подход к которому преграждает детская площадка. Это дом причта подворья, именно тут в первые послереволюционные годы располагалась патриаршая охрана, которой в случае ареста Предстоятеля предписывалось немедленно начинать на колокольне звон «во вся тяжкая». По крайней мере, так гласит легенда вековой давности… 

Гулял Дмитрий Анохин

ВЫБОР «ПМ». Три самые интересные экскурсии проекта 

В поисках невесты Ивана Великого по переулкам Чистых прудов. 19 апреля в 17.00, и 12 мая в 16.00. 

Великий Посад: монахи, печатники и старые паны. 19 апреля в 19.00 

Ямская верста Андроникова монастыря. 9 мая в 13.00 

Справка

Помимо проекта «Гуляем по Москве», в городе действуют еще несколько программ бесплатных пешеходных экскурсий. Сейчас легче всего записаться на них на веб-ресурсе «Московские переулки».

Поделиться

Комментирование закрыто