СРЕТЕНИЕ КАК СУД

0

В рассказе евангелиста Луки о Сретении приведены слова праведного Симеона о младенце Христе, в русском переводе оставляющие впечатление недосказанности: «лежит Сей … в предмет пререканий» (Лк. 2:34); на церковнославянском – «знамение пререкаемо». Это калька с греческого выражения, производного от термина «антилогия». Его употребление здесь не случайно: антилогия – понятие из судебной практики, означавшее «возражение, опровержение, судебное прение», а в более общем смысле – совокупность речей противных сторон, произносимых в ходе рассмотрения судебного дела. Апостол Лука, писавший Евангелие на греческом языке  для грекоязычных жителей Средиземноморья, использует известную им терминологию судебной практики, тем самым подчёркивая: в событии Сретения, или Встречи, важно видеть явление Бога как Судии.

Тема суда в Библии – одна из основных, она представлена чрезвычайно широко и встречается уже с первых страниц книги Бытия, но идея богообщения как суда, лишь намеченная в Ветхом Завете (например, Пс. 142:1-2, Ек. 12:14), раскрывается в полной мере именно в Евангелиях. Чаще всего мысль о том, что любая встреча с Богом неизменно предполагает суд – в какой бы форме он ни был явлен – в том числе и вынесение приговора человеку, излагается в виде притч, но иногда и напрямую («И сказал Иисус: на суд пришёл Я в мир сей»… – Ин. 9:39). И вот, Сретение, при всей лаконичности повествования о нём, провозвещает основные элементы этой темы.

Сретение происходит в Иерусалимском храме – центре религиозной и общественной жизни иудеев, среди множества людей, напряжённо ожидающих прихода Мессии. В храме издавна служили священники и левиты, наизусть знавшие множество мессианских пророчеств и постоянно произносившие их вслух. При храме работали книжники, иудейские богословы, тщательно изучавшие священные тексты о грядущем Сыне Давидове и многое знавшие: например, у них были весьма точные сведения о месте рождения Мессии (Мф. 2:4-6). Существовало даже особое течение в иудаизме, членов которого называли «чающими Утешения Израилева». Эти люди целиком посвящали себя ожиданию Мессии, и, дабы не пропустить его пришествия, проводили всю свою жизнь при храме. Но когда Господь на руках Матери Своей является в Свой храм, – кто узнаёт в младенце Превечного Бога? Лишь двое – Симеон и пророчица Анна. Из великого множества людей! Позднее Господь Сам повторит эту мысль в притче – «много званых, а мало избранных» (Мф.20:16):  к встрече с Господом призваны все, однако мало кто оказывается готов ответить на Его призыв.

Встреча с Богом – суд особого рода: суд по существу. Бог есть Свет такой силы и чистоты, что никакая тьма не выдерживает близости к Нему. Будучи изначально поражён первородным грехом, к тому же имея греховный образ мысли и совершая греховные поступки, человек принимает тьму в себя, делает её своей составной частью; очевидно, присутствие Бога, попаляя тьму, испепелит и часть человека – тем большую, чем глубже укоренён в душе грех. Таким образом, человек сам осуждается последствиями своих дел.

Вот о Симеоне мы знаем, что он был «муж праведный и благочестивый», осенённый Духом Святым (Лк. 2:25). О пророчице Анне знаем, что она была вдова, жила при Иерусалимском храме и служила Богу – денно и нощно – постом и молитвой. И ещё знаем, что оба они – были очень стары.

Это тоже важный нюанс повествования. Старость окружена почтением у большинства народов; старые люди обычно мудры и проницательны; у них – громадный жизненный опыт и множество навыков. Но в чём они навыкли? Всмотримся в контекст события Встречи. При храме – множество уже немолодых ремесленников, торговцев, чиновников, трудившихся всю жизнь, ставших мастерами своего дела, навыкших «в делах быта». Симеон и Анна же – навыкли в «делах бытия».

Далее: старейшие из храмовых священников возглавляют священнические череды; таковых немало. Старые годами книжники пользуются наибольшим богословским авторитетом. Старые, опытные чающие облечены особым доверием народа. Однако же – когда Христа проносят мимо них, они Его не замечают: «духовное» для всех этих служителей храма стало разновидностью ремесла, быта.

Симеон же с Анной безошибочно Его определяют. Заметим: они – не в полководце на белом коне видят своего Бога, не в царе на троне… –  в младенце! И, приняв Его на руки, Симеон говорит младенцу «Владыко…», тем самым запечатлевая в слове свершение абсолютно непредставимого.

Это и есть момент суда: Симеон и пророчица Анна – оправданы; относительно прочих же – решение отложено.

Раскрывая эту мысль, ещё раз обратим внимание на текст: удивительная история Сретения словно бы сокрыта от взоров множества людей, находившихся в тот день в Иерусалимском храме. Даже известие о Господе, возвещённое Анной во всеуслышание (Лк 2:37) – и, по всей видимости, достигшее ушей чающих, бывших в тот день при храме – всеми оставлено без внимания.

Здесь – милосердие Божие. Увидеть Бога, вступить с Ним в диалог, представить себя Его свету – значит поставить себя на Его суд. Однако же, люди, пришедшие в тот день в храм, большей частью решали свои обыденные бытовые проблемы – работали, учились, исполняли положенные законом обряды. К встрече с Богом, Сретению, эти люди готовы не были, и Он, будучи Судией не только справедливым, но и милостивым, – даёт им ещё время на подготовку, отсрочивает приговор. Ведь каждому человеку – рано или поздно – надлежит предстать перед Богом.

Господь Сам, устами пророка Иезекииля, говорит – «не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (Иез. 33:11). Бог хочет спасти человека, ищет повода каждого из нас помиловать, и только ждёт, чтобы мы обратили навстречу Ему глаза.

 Андрей Чагинский

Поделиться

Комментирование закрыто