СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ

0

22 мая Православная Церковь празднует день перенесения мощей святого из Мир Ликийских в Бар (1087)

Перенесение мощей святителя Николая Чудотворца из Мир Ликийских в Италию, является, пожалуй, наиболее заметным описанным хронистами событием в средневековый период. В основе этого, ставшего легендарным, исторического факта лежит переплетение веры и патриотических, политических и экономических амбиций. По прошествии более чем девятисот лет со времени перемещения мощей необходимо критически отнестись к легенде, которую преподносят туристам и паломникам в современной Турции, совершенно не считаясь с историческими фактами, а порой и оскорбляя память святого Николая Чудотворца.Рассмотрим известные нам хроники с точки зрения традиций Бари, Венеции и Ликии, попытаемся понять цели и задачи, которые преследовали жители трех областей Средиземноморья в свете владения бесценным сокровищем.

Более четверти века Великий угодник Божий Николай Мирликийский возглавлял свою паству и, достигнув глубокой старости, умер «в возрасте старше 70 лет, «после непродолжительной телесной болезни… он перешел в вечную блаженную жизнь 6 декабря 335 г. от Рождества Христова. На погребение святителя Николая «собрались епископы Ликийской страны со всем клиром»и народ из разных городов. Честное тело святителя было захоронено около церкви Святого Сиона, в которой он служил. Обычай погребать людей в храмах возник в конце IV — начале V в., т.е. после смерти святителя, и был узаконен после Карфагенского собора в 419 г.

Изучая акрополь ликийской митрополии, можно допустить, что тело святителя положили в типичный для римского периода саркофаг. Но мы не можем согласиться с тем, что мощи находились в саркофаге, который сейчас демонстрируют в «Николаевском храме» турецкого города Демре. При жизни Николай Чудотворец уничтожил храм Артемиды и вел ярую борьбу с язычеством. А судя по изображениям на саркофаге, гробница явно принадлежала язычнику. Все попытки объяснить, что этот саркофаг использовали повторно для упокоения тела святителя, в некотором смысле оскорбляют память святого — он не мог быть погребен в древнем языческом гробу. В 336 г. Стратилаты прибыли в Миры, и, узнав, что святой Николай умер, «они разыскали место, где лежало его честное тело… [и] почтили Николая, соорудив портик» церкви. Так как для IV в. характерно строительство в память святых мартириев — особых строений, то мы предполагаем, что воеводы построили первый памятник — часовню над могилой Великого архиепископа Мир Ликийских Николая. Храм, в котором служил Николай Чудотворец, и портик, построенный стратилатами, были разрушены землетрясением 529 г., и на их месте, «на средства, выделенные императором Юстинианом», возводятся новый храм и часовня над захоронением святого.

В VII в. началась активная арабская экспансия на территории Восточной Римской империи. В 655 г. арабы почти полностью уничтожили византийский флот в морском сражении у берегов Ликии. В сентябре 792 г. багдадский халиф Харун-ар-Рашид послал начальника флота Хумейд-ибн-Маюфа «для разграбления острова Родо». Разграбив остров, Хумейд отправился в Миры Ликийские с намерением «разломать священную гробницу святого Чудотворца Николая, [но] сломал вместо неё другую, стоящую поблизости». Едва святотатцы успели это сделать, как на море поднялась страшная буря и разбила большое количество судов, «и сам богоборный Хумейд кое-как спасся». Военачальник осквернил, ограбил церковь и взломал гробницу, но он не разрушал храм.

В IX в. император Василий I Македонянин (867-886), желая подчеркнуть возрождение почитания икон и мощей, собирался перевезти мощи святителя Николая в Константинополь, но был остановлен в дверях неким чудесным образом. Тогда, «сильно разозлившись», велел запечатать его мощи в белом каменном саркофаге и поместить под пол часовни — придела церкви Сиона, чтобы «никто другой не смог взять останки» Великого святителя.

К XI в. с увеличением паломников у «Никольского храма в Мирах формируется монашеская община, первое упоминание о которой встречается в связи с переносом мощей барийцами в XI в.». В 1034 г. сарацины «в очередной раз захватывают город, но церковь остается неповрежденной».

В XI в. обстановка в Византийской империи была неблагоприятна для христиан. Византийский престол после смерти Василия II (1025 г.) занимали слабые, часто сменявшиеся императоры; как раз в это время восточной империи стали грозить серьёзные опасности. В Передней Азии сельджуки совершали свое опустошительное движение на Запад, и к 1081 г. византийцы потеряли всю Малую Азию.

После поражения Византии в битве при Манцикерте (19 августа 1071 г.) в Малой Азии осталась только одна доминирующая сила — сельджуки. Пленённый император Роман Диоген согласился выплачивать им по «Вечному миру» и «Дружественному договору» ежегодно «крупную сумму денег». Но константинопольская знать свергла неудачливого правителя, а его преемник — Михаил VII Дука Парапинак — не пожелал выполнять возложенных на страну обязательств. Так мусульмане получили прекрасное оправдание для начала набегов.

Это вынуждает христиан, жителей Мир, переселяться в более безопасное место, находящееся в трех километрах от старых Мир. В самом же храме остаются служить только несколько монахов. В 1086 г. святитель Николай «явился в видении трем человекам, приказывая им объявить жителям города Миры, которые, боясь турок, ушли отсюда на гору, чтобы они возвратились жить и стеречь город, или знали, что он переселится в другое место». Однако жители не вняли предупреждению своего Великого святителя.

В Европе к концу XI в. усилились призывы на борьбу с неверными. Рассказы возвращавшихся пилигримов вызывали в религиозно настроенных массах западных христиан сильное негодование против сельджуков и сожаление об участи города Миры. На Западе понимали, что христианские святыни в Византии обречены на поругание и уничтожение. Поэтому европейцы, особенно после раскола 1054 г., во время путешествий на Восток считали нормальным похитить святыню и вывезти её к себе на родину. Стремление к захвату как можно большего количества реликвий было не только религиозным рвением, но и политическим расчетом. В Средневековье считалось престижно иметь в родном городе мощи множества святых, которые таким образом становились покровителями города. Они оберегали граждан и были гордостью государства. Никто не обращал внимание на то, каким образом мощи приобретены, главное — ими владеть, а святой будет покровительствовать тому, кому они принадлежат.

В политическом и военном плане Византия слабела год от года. С 1016 г. Южная часть Италии, принадлежащая Восточной Римской империи, стала подвергаться норманнским набегам: «В 1027 г. с согласия императора Конрада II было основано первое норманнское поселение». А в 1071 г. герцог Роберт Гюискар закончил захват южноитальянских областей, «завоевав последнюю византийскую крепость — Бари», что привело к потере влияния города в регионе как столицы византийской провинции в Южной Италии. В связи со сменой политического управления епископ Бари Андрей переходит от Константинопольского патриарха под юрисдикцию Римского папы.

В то время многие города, став обладателями мощей святых, превращались в места паломничества, что приводило к экономическому процветанию города. Мы можем предположить, что городская знать решила для возрождения экономического благополучия Бари приобрести мощи какого-нибудь святого, и ее выбор пал на известного и почитаемого Николая Чудотворца из Мир Ликийских. Возможно, это предпочтение было обусловлено относительным удобством доставки святыни. Мощи святого находились на морском пути в Сирию, куда барийские купцы плавали для торговли зерном и тканями.

Дошедшие до нашего времени хроники Никифора, архидиакона Иоанна и Сигеберта о перенесении мощей святого Николая, являются важными документами, подлинность которых не вызывает сомнений, для изучения истории того периода. Однако для составления полной картины событий, а также их исторического анализа мы использовали и другие литературные источники и археологические исследования.

В 1087 г. в городе Бар, святитель Николай явился во сне честному и благоговейному священнику и велел: «Иди и скажи людям и всему собору церковному, чтобы они пошли и взяли меня из Мир и положили в городе этом, ибо не могу там пребывать на месте пустом. Богу так угодно». Сказав это, «святитель стал невидим». Утром в церкви священник поведал клиру и народу о своем видении. Все бывшие в церкви, услышав о видении их пастыря, радостно воскликнули: «Господь послал теперь Свою милость на людей и город наш, ибо удостоил нас принять мощи Его святого Угодника Николая». Для исполнения воли Чудотворца «…итальянцы спешно и тайно подготовили целую морскую экспедицию».

Баряне отправились за драгоценными мощами на трех судах. Имена участников экспедиции записаны на пергаменте, который хранится в сокровищнице Никольской базилики Бари. Опасаясь, что кто-нибудь другой сможет их опередить, барийцы предусмотрительно решили скрыть цель своего путешествия под видом торговли зерном и для этого нагрузили свои корабли пшеницей. Первым делом караван из трех судов направился в Миры в Ликии. Барийцы послали в разведку матроса под видом паломника, который сообщил, что «в крепости, где находится базилика святого, немало турок; умер начальник гарнизона, и собрались хоронить его». Барийцы сразу направили свои корабли в порт Святого Симеона в Антиохии, где узнали, что венецианцы направляются в Миры с целью забрать тело св. Николая. Надеясь опередить их, баряне решили немедленно завершить своё предприятие.

11 апреля 1087 г. сорок семь барян, хорошо вооружившись, отправились в храм Святого Сиона, где находились мощи свт. Николая. Добравшись до церкви и спрятав оружие, они «со смирением» вошли в храм, в котором находилось четверо беззащитных сторожей-монахов. Одни из барийцев обратились с просьбой к монахам о выделении им части мира (манны) от мощей святителя Николая, другие стали молиться, изображая паломников. В конце концов путешественники открыли монахам свой план — перенести мощи чудотворца в Апулию. Возможно, сперва монахи не восприняли намерение посланников из Бари всерьез. Они сказали, что Святой никому никогда не позволял переносить его останки в другое место; даже императору Василию Македонянину пришлось отказаться «от намерения перенести в Константинополь». «Святый исповедник Божий не попустит вам взять его», — отговаривались монахи. Барийский пресвитер по имени Луп держал в руках стеклянный сосуд, который монахи храма наполнили миром от мощей. Он решил принять участие в переговорах со сторожами и поставил флакон на верх невысокой колонны у алтаря. Во время спора отец Луп по неосторожности задел сосуд, и тот с «великим треском» упал на мраморный пол, но не разбился. Пришельцы увидели в этом знамении благоприятный знак выражения воли Бога и святого Угодника, якобы святитель сказал им: «Вот могила, в которой я лежу, возьмите мое тело и идите к людям в Бари, которым я буду покровительствовать и защищать».

Барийцы решили сменить тактику уговоров, решив, что «добрый обман никому не вредит». Они солгали монахам, заявив: «Вы должны знать, что, когда папа из Рима пришел к нам в город Бари, в сопровождении многих архиепископов, со свитой священнослужителей и мирян, он сам послал нас в эти земли перенести священное тело. Он сделал все это, потому что святитель Божий явился ему во сне и просил, чтобы перевезли его в наши земли. Когда апулийцы достали из-под своих плащей оружие, монахи осознали всю серьезность намерений гостей. Один из монахов стал медленно отступать к дверям, желая оповестить жителей Мир о происходящем, но барийцы заранее заблокировали выходы из церкви.

Сторожа связали, и некто по имени Матфей (возможно, лидер), приставил нож к горлу монаха, угрожая смертью, если тот не укажет местонахождения мощей. Монах отвечал ему: «Скорее умрем, нежели дадим взятьсвятого». Другой сторож, желая избавить собрата от смерти и понимая, что сопротивление бесполезно, сказал: «Сын мой, почему ты несправедливо напал на нашего брата?.. Многие пытались завладеть мощами, но не смогли. По всей видимости, пришло время исполнения обещания, которое дал святитель год назад». Услышав это, итальянцы попросили рассказать им о видении святого Николая, бывшего в 1086 г. трем жителям Мир. Барийцы расценили это как еще одно основание для переноса останков Великого святого к себе на родину. Служитель храма указал Матфею отверстие в полу, из которого монахи извлекали «кисточкой святую влагу». Барийцы поняли, что это то место, где находятся мощи святителя Николая. Матфей спрятал свое оружие и, взяв железный лом, стал бить в мраморный пол.

Анализ литературных источников и археологических исследований церкви святителя Николая в Мирах (Демре) позволяет определить место, где был захоронен Николай Чудотворец. В результате осмотра кирпичной кладки стен Никольской церкви археологами Отто Фельдом и Урсом Пешлоу определено, что основная часть строений комплекса относится к VIII в., лишь служебные помещения на северо- западе комплекса и две юго-восточные часовни относятся к V-VI в. Изучение плана церкви дает возможность предположить, что стены двух юговосточных часовен, относящихся к V-VI в., были умышленно «исключены из строительных работ», сохранены древним архитектором и встроены в новый комплекс храма возле центрального алтаря. Эта забота могла быть обусловлена желанием сохранить древнюю часовню над захоронением святого.

Стоит обратить внимание на то, что все хроники одинаково описывают действия барийцев. Итальянцы разбили пол, а о саркофаге ни один из летописцев не упоминает. Клирик Никифор в «Прологе» пишет, что в Антиохии венецианцы хвастались своим намерением в церкви святого Николая «разбить помост ея и унести священное тело». На этот факт обратил внимание архимандрит Антонин Капустин в XIX в., указывая, что «барийские матросы не видели в церкви никаких гробниц». Естественно, разрушение пола не могло пройти бесследно для здания церкви. Изучение напольной мозаики Никольской церкви в Мирах и сравнение ее с дошедшими до нас мозаиками других сооружений позволяет датировать украшение пола храма в Демре XI в., т.е. временем реконструкции храма 1042 г. при «императоре Константине Мономахе и его жене Зое».

Исследования расположения рисунков мозаики середины XI века на первом этаже храма указывают на то, что наиболее крупные, богато украшенные, занимающие почти всю площадь пола узоры размещены опять же в двух юго-восточных часовнях, при этом полы основной части центрального храма комплекса дошли до нашего времени почти без повреждений. На основании результатов анализа рисунков мозаичных полов мы условно выделили четыре основных типа орнаментов:

a) прямоугольная рамка;
b) круги, вписанные в квадрат;
c) сложный узор, состоящий из восьмиконечной звезды и «цветка», заключенных в прямоугольник;
d) квадратная рамка со сложным орнаментом, с утраченной серединой.

Если первый тип мозаики использовался в центральном нефе комплекса семь раз, типы «b» и «с» встречаются в украшении пола храма по три раза, то тип «d» уникален — он имеет наибольшую площадь покрытия, и данный рисунок больше нигде не повторяется. Типы «a», «b», «с» дошли до нас в относительной сохранности и без утрат, а мозаика последнего типа имеет механические повреждения, которые позднее были неумело залатаны в XII-XIII веке осколками мрамора, ранее использовавшимися в украшении неизвестных захоронений и не соответствующими узору поврежденной мозаики. В результате изучения текстов источников XII в., повествующих о перемещении мощей святителя Николая, и рассмотрения архитектурных особенностей комплекса Николаевской церкви в Демре, мы можем заключить, что захоронение Николая Чудотворца ранее находилось под мозаикой пола в центре второй юго-восточной часовни Никольского храма в Мирах. Косвенным подтверждением данного утверждения служит и то, что пол крипты храма святителя Николая в Бари украшен орнаментом, который мы отнесли к типу «d» комплекса церкви в Мирах.

Разбив мозаику на полу, барийцы обнаружили древнюю кирпичную кладку и стали углубляться в землю, пока не обнаружили крышку белого саркофага. Отцы Луп и Гримоальд стали молиться. Барийцы пришли в замешательство и боялись вскрыть гробницу святителя Николая. Откопав до половины крышку саркофага, никто не решался его открыть, «чтобы не превратиться в камень». Матфей ударом молотка разбил мраморную плиту. Когда удалили осколки, обнаружили «внушительных размеров» саркофаг, «полный святой влаги», и почувствовали чудесный аромат. Итальянцы решили, что Угодник Божий согласен на перенесение мощей.

Матфей, опустив «правую руку» в жидкость, стал извлекать из гроба мощи и передавать их по частям пресвитерам. Понимая, что время уходит, юноша спрыгнул в раку и, как позже выяснится, раздавил своими ногами часть костей таза святителя. Найдя в гробнице череп, Матфей бережно передал его священникам и вылез из гробницы. В это время «некоторые из стоявших кругом моряков, тайком взяв маленькие частички от святых мощей, скрыли их». Полностью забрать мощи апулийцам не удалось. Вероятно, барийцы торопились и опасались, что ликийцы воспрепятствуют похищению мощей. Участники экспедиции не взяли с собой ковчега для останков Николая Чудотворца. Можно предположить, что они рассчитывали забрать мощи вместе с ракой и не ожидали найти большой тяжелый саркофаг. По этой причине пресвитеры завернули мощи Святого в свои облачения и бережно понесли к кораблям. Эта версия подтверждается исследованиями костей, извлеченных в 1953 г. из гробницы в Бари. Профессор Луиджи Мартино, изучавший останки святителя, пишет в отчете об исследовании мощей, что на костях «найдены переломы на тех местах, где они должны быть во время грубой эксгумации, в связи с тем, что моряки спешили». Также профессор отметил, что скорее всего во время транспортировки останков «на костях возникли обширные повреждения, вызванные взаимным трением по всей вероятности из-за того, что кости были вместе завернуты в защитный материал».

Также итальянцы взяли несколько крупных осколков саркофага святого, которые, как великая святыня, позже были вмонтированы «в престолы многих храмов Италии». Осмотр данных фрагментов позволяет с уверенностью говорить о том, что лжегробница, выставляемая в Демре, не соответствует цвету, размерам и материалу настоящего саркофага. Вот почему мы с уверенность можем утверждать, что до нашего времени гроб святителя Николая не сохранился.

Было решено, что бесценный груз на борт возьмет команда, в которой состоял Матфей. Капитан выбранного судна и его команда поклялись, что они обеспечат полную сохранность мощей Святого Николая и не будут предпринимать каких-либо действий «без общего решения всех участников» экспедиции. Как сказано в Троицком списке жития, два монаха из храма остались в Мирах, а двое поднялись на борт «и идоста с мощьми святаго Николы и поидоша в Бар град»

Как только итальянцы «разместили мощи с великим благоговением в очень маленьком деревянном ящике» и начали отдаляться от берега, они увидели бегущих к берегу моря жителей Мир, которые рыдали и бросались в море, хватались за весла с криками: «Отдайте отца нашего и господина нашего!». Барийцы пытались «успокоить» местных жителей тем, что им остался гроб, полный святой влаги от мощей святителя, и чудотворная икона святого Николая. «Теперь воля его уйти отсюда, чтобы и другия части мира просвещать». Жители Мир вернулись в ограбленный храм и обнаружили, что некоторая часть оставалась погруженной в миро. Опасаясь новых нападений и грабежей, они приняли решение снова сокрыть святые останки под пол, что и было выполнено. Возможно, для того чтобы предотвратить последующие попытки хищения мощей и запутать будущих святотатцев, местные жители решили выставить у храма поврежденный саркофаг, взятый с «царского некрополя, расположенного вдоль дороги в порт Андриаке». Они выдавали его за гроб святого Николая, ограбленный барийцами, внутрь которого поставили сосуд с миром от мощей святителя Николая. Этот обман нашел продолжение и в наше время. Данный саркофаг до сих пор демонстрируют в храме-музее современного города Демре, выдавая за настоящую гробницу Николая Чудотворца. Археологические исследования показали, что святитель не мог быть захоронен или перезахоронен в данной галерее и в саркофаге, ранее принадлежавшем язычнику.

Во-первых, строение, где находится лжегробница Николая Чудотворца, относится к VIII в. Это не согласуется с выводами о том, что в V-VI вв. над захоронением святого была воздвигнута часовня, сохраненная при реконструкции комплекса в VIII в.

Во-вторых, анализ плана церкви VIII в. в Мирах и способ каменной кладки показывают, что четыре ниши южной галереи Николаевского храма ранее служили окнами обходной галереи или притвора церкви. В противном случае свет не проникал бы в данные помещения, а благоговейное отношение к мощам святителя Николая не позволило бы разместить раку с мощами в оконном проеме притвора храма.
В-третьих, богато украшенная различными изображениями гробница вряд ли была бы сохранена в период иконобрчества.

Возражения оппонентов, сторонников истинности хранящегося в храме в Демре саркофага, безосновательны. Так, следы внутри гробницы якобы от исходящего от святых мощей мира не могли быть оставлены манной. В хрониках говорится о том, что гроб Николая Чудотворца был «полон святой влаги», а следы на стенках экспонируемой в Никольском храме гробницы не достигают и четверти объема. Прозрачная жидкость, выделяемая до сих пор останками святителя Николая, имеет консистенцию, «похожую на воду горного источника» и не оставляющую следов на каменном саркофаге в Бари, сделанном из привезенного из Мир Ликийских камня.

Также до сих пор в Турции паломникам и туристам рассказывают местную легенду о том, что «спешащие итальянские купцы уронили несколько костей», а позже «эти частицы были заботливо собраны… жителями Мир», сложены в ларец, «который выставляется в музее Анталии». Это утверждение является выдумкой. На самом деле мощи несли бережно, а кости, выставляемые как экспонат в залах музея археологии, были подарены музею «некой итальянкой в 1925 г.» В 2004 г. профессор судебной патологии Франческо Интрона изучил кости, экспонируемые в музее Анталии, и пришел к выводу, что данные кости не соответствуют останкам, находящимся в гробницах Бари и Венеции, и, более того, принадлежали молодому человеку. Только в 2011 г. экспертами министерства туризма Турции кости, выставлявшиеся в Анталии как останки Ноэль Бабы, были признаны поддельными. В связи с этим они удалены из экспозиции музея.

Корабли прошли еще около четырнадцати миль до острова Мегисти. Далее, пройдя около пяти миль, они были вынуждены из-за усилившегося ветра приблизиться в направлении Патар, города, где родился Святой Николай. Однако буря и всё еще относительная близость к Мирам заставили барийцев сняться с якоря и пришвартоваться в бухте у Пердиккеи в трех милях пути. Измученные непогодой моряки решили, что святитель не дает благословения на путешествие. Некоторые из моряков предложили оставить мощи в Патарах или вернуть в Миры. Один из членов команды предположил, что часть мощей могла быть похищена во время поднятия мощей в храме в Мирах. Командиры кораблей с этим согласились и решили собрать всех участников компании, обязав поклясться на Евангелии, что не спрятали у себя частиц от святых мощей Николая Чудотворца. Пятеро из моряков признались в утаивании некоторой части останков святого при извлечении их из саркофага в Мирах. Так, «Гримоальд сознался, что присвоил два зуба» святого. «Тут все отдали свое обратно и восполнили все члены, каждый принеся, что взял». Утром буря улеглась, и ветер поменялся на благоприятный для плавания. Барийцы поняли, что их священный долг — доставить в Бари мощи святого в целости.

Когда корабли, пройдя 75 миль, 18 апреля 1087 г. достигли Трахейского залива, один из моряков по имени Дисегий сказал, что видел во сне святого, который сказал ему: «Не бойтесь никаких неприятелей. по прошествии двадцати дней все мы будем уже в городе Бари». После продолжительного путешествия под вечер они достигли острова Милос, где им был дан добрый знак в виде смелой птицы. Решили соорудить достойный временный ковчег, «чтобы разместить в нем священные останки», что было и сделано. Рака представляла из себя небольшой ящик, устланный драгоценной тканью, приобретенной в Антиохии.

В воскресенье утром, 9 мая, на берег было отправлено несколько лодок с целью сообщить духовенству и жителям города о прибытии мощей Великого святого. Во второй половине дня новость о святыне «повергла весь город в смятение и восторг. Население всех возрастов и обоих полов стекалось в порт», чтобы стать свидетелем чрезвычайного события. В это время в городе отсутствовал глава города герцог Роджер, и архиепископ Урсус, и моряки отказались доверить останки святителя мелким вельможам. Духовенство решило положить мощи в соборе, но, по словам моряков, они обещали вместе с тем, что воздвигнут и достойную святого церковь на территории Катапании. Большинство одобрило обещание смельчаков, другие же, возможно, подстрекаемые местным духовенством, предлагали поместить мощи святителя Николая в городском соборе. Желая мирным путем устранить разногласия, настоятель городского монастыря святого Бенедикта Илия убедил капитанов разместить тело святого в церкви его монастыря под наблюдением вооруженной охраны, пока не будет принято окончательное решение касательно места постоянного пребывания останков святителя Николая. Под звон колоколов всех городских храмов, мощи святителя Николая были перенесены в церковь Иоанна Предтечи бенедиктинского монастыря, «где находились в течение трех дней». Сразу после прибытия мощей святого угодника «от них потекли многочисленные исцеления». 12 мая 1087 г. в город поспешно прибыл архиепископ Урсул и велел перенести мощи в городской собор. Но волнение народа и вооруженная стычка между населением и войском архиепископа, в ходе которой погибло два человека, вынудили Урсула отказаться от этой идеи. Между тем моряки в сопровождении народа вынесли мощи Угодника Божия и поставили их в церкви святого мученика Евстахия на территории Катапани, двор «которой тогда уже принадлежал герцогу Роджеру, пользовался правами патронатства,.. и зависел от гражданской власти». Благодаря этому раздоры утихли. Архиепископ дал разрешение строить новый храм. Курировать строительство было поручено аббату Илие. 8 июля 1087 г. началось масштабное строительство новой церкви в честь святителя Николая, для чего пришлось снести несколько строений, в том числе и несколько церквей.

Через два года строительство храма было окончено. К этому же времени для мощей святителя была приготовлена «рака серебряная позлащенная», «украшенная драгоценными камнями». 1 октября 1089 г. по приглашению архиепископа Илии Папа Римский Урбан II «вложил мощи святого в серебряную раку» и перенес их в церковь, находящуюся в крипте строящегося собор. Тогда же Папа Урбан назначает на 1090 г. первое празднование перенесения мощей, а в 1092 году этот праздник появляется на Руси. Здесь обращает на себя внимание тот факт, что церковное воспоминание о перенесении мощей, учрежденное уже Западной Католической церковью, нашло свое место и в русской православной традиции. Греческая Православная церковь не хранит память об этом событии: «В летописях и памятниках Греко-восточной церкви и в частности Византии доселе не найдено известий о перенесении мощей святителя Николая из Мир Ликийских в город Бар».

Слава о чудесах и исцелениях, происходивших от мощей святителя Николая, быстро разнеслась по всей Европе. Многие храмы, монастыри и правители пытались завладеть частицей мощей Святого. Осуществляя богатые пожертвования, многие рассчитывали на передачу частицы мощей.

Так, в 1092 г. во время очередного посещения Апулии барон Вильям Пантулф получает в дар от барийцев «зуб великого мужа» и два осколка от саркофага святителя Николая из Мир Ликийских, которые везет к себе на родину в Англию. Однако барийцы, помня о случае с кражей фрагментов тела Святого при поднятии его из гробницы в Мирах Ликийских и дальнейших препятствиях в плавании до полного возврата похищенного, как правило, отказывали в передаче частиц мощей. Это спровоцировало неоднократные попытки кражи части мощей уже из Бари.

До нас дошло несколько зафиксированных преступлений, связанных со святотатством. Один рыцарь
по имени Христофор, который участвовал в организации переноса мощей святителя Николая, «тайно спрятал в рукаве часть от ребра святителя». После этого он заболевает и удаляется в монастырь, куда жертвует похищенную частицу.

В 1090 г. некий Стефан, певчий недавно (1020 г.) основанного монастыря города Анже, по повелению правителя города и аббата монастыря, «сняв с себя монашескую одежду, поселился в Бари и устроился на работу писцом». Войдя в доверие к местным служителям церкви святителя Николая, он совершил кражу части десницы, помещенную в богато украшенный серебряный реликварий. Обнаружив отсутствие святыни, барийцы послали гонцов по всей Италии и Сицилии для предотвращения перемещения святыни во Францию. Границы перекрыли, и Стефан был вынужден скрываться. Он извлек мощи из реликвария, а серебро продал. Но вскоре он был задержан у города Веноза, а мощи переданы в монастырь Святой Троицы.
После этого было решено сокрыть останки святого и прекратить к ним доступ. Местное предание сообщает, что святитель Николай явился во сне одному монаху и сказал: «Благоволением всесильного Бога я пришел к Вам в город Бар; теперь я хочу, чтобы мощи мои были положены под престолом». Воля святого Угодника Божия была исполнена — его мощи были положены под престол, где находятся и в настоящее время.

В конце первого тысячелетия религиозное почитание Николая Чудотворца в Венеции было на уровне почитания апостола Марка, мощи которого 31 января 829 г. были привезены из Александрии. В то время Венеция претендовала на единоличный контроль в Адриатическом море. Местная знать давно подумывала приобрести тело покровителя морских путешествий, чтобы подчеркнуть свой политический и военный статус, а также позиционирование себя как религиозного центра. По всей видимости, венецианцы не смирились с тем, что барийцы опередили их в Мирах. В Венеции заявили, что принесенные в Бари «мощи епископа Мир в Ликии не являются целым телом этого прославленного святого». В 1099 г. Венеция решила принять участие в Крестовом походе, который «папа проповедал в 1095 г. в Клермонте». Участники похода собирались на молитву в церкви святого Николая на острове Лидо. В торжественной молитве к святителю Николаю епископ Энрико Контарини просит святого благословить этот «поход и оказать помощь в приобретении его святого тела». Это свидетельствует о том, что изначально поход задумывался как путешествие за мощами святого Николая.

30 мая 1099 г., через несколько дней после битвы с пизанцами у острова Родос, венецианцы прибыли к Ликии. Здесь сопровождавший их епископ Энрико Контарини, помолившись, приказывает капитанам кораблей пришвартоваться в бухте недалеко от Мир. Немногие жители Мир, узнав об огромной вооруженной эскадре, бегут из города в горы. Высадившись на берег, большой отряд солдат идет прямо в храм, где «захватили только четырех сторожей церкви». В ответ на расспросы о том, где лежит тело святого Николая, монахи показали сломанный саркофаг у стены, из которого якобы десятилетием ранее «баряне взяли часть мощей». Обыскав гробницу, венецианцы не нашли в ней мощей, а только воду и масло. Разъяренные солдаты стали крушить церковь. Епископ Энрико Контари- ни, понимая, что поиски не приносят результата, отдал приказ допрашивать монахов церкви об истинном месте мощей Николая Чудотворца. Не выдержав пыток, один из сторожей, «чрезмерно мучимый», попросил передать епископу, что он готов открыть тайну, «плачевную для греков и вечнопамятную для венецианцев». Монах указал на алтарь святого Иоанна. Там хранились мощи двух святых — Николая и священномученика Феодора, «предместников блаженного Николая». Тут же алтарь был разрушен, и извлечены три кипарисных ящика, которые сейчас же отнесли на галеры венецианцев.

Часть отряда задержалась в храме, осматривая его для возможного ограбления, и «почувствовала чудесный аромат». Некоторые из местных жителей вспомнили, что местный архиепископ в дни памяти святителя Николая совершал богослужение не в приделе Чудотворца, а «поставив треножник на ровном месте над телом святого» в другом помещении храмового комплекса. Увидев на своде комнаты икону святителя Николая, крестоносцы поняли, где находятся мощи великого Чудотворца.

Венецианцы, вернувшись с кораблей, вскрыли несколько уровней пола и обнаружили спекшуюся «смесь металла и битума», содержащую в себе святые мощи. Поскольку барийцы двенадцать лет назад забрали большую часть мощей из гробницы, миро, обильно источавшееся ранее, выделялось в совсем малых объемах. За годы нахождения в гробнице и под влиянием особенностей климата южного региона манна высохла и приобрела твердую кристаллическую консистенцию. Епископ Энрико Контарини вынужден был выламывать кости святого, что приводило к их дроблению. Не имея достойного ковчега для мощей, он сложил их в свой головной убор. С мощами лежал медальон, надпись на котором гласила: «Здесь покоится великий Николай, славный чудесами на земле и на море».

Энрико Контарини послал в храм один из ящиков с алтаря святого Иоанна с сотней золотых монет, для «устранения ущерба, нанесенного храму». По окончании крестового похода корабли, пройдя около полутора тысяч миль, прибыли в Венецию 6 декабря 1101 г. После торжественной встречи эскадры мощи святителя Николая были положены в хорошо охраняемой башне «малой церкви, что на берегу». Опасаясь за сохранность мощей, венецианцы выставили усиленную охрану. Позже, в 1628 г., мощи разместили над престолом в храме святителя Николая в бенедиктинском монастыре на острове Лидо.

Барийцы всегда заявляли о том, что тело святителя находится у них. На продолжении почти восьми с половиной веков с момента положения мощей святителя Николая в каменный саркофаг под престол нижней церкви в Бари никто не мог видеть мощей Чудотворца, разве только через маленькое круглое отверстие под престолом, и то лишь фрагмент костей. Из-за этого периодически возникали сомнения — «находятся ли внутри гробницы мощи, или хотя бы часть епископа Мирликийского?» Венецианцы же, напротив, желая уверить весь мир, что мощи находятся на острове Лидо, неоднократно открывали раку с мощами:

— в 1134 г. гробницу вскрыли для освидетельствования, в связи с перемещением в крипту базилики при доже Микеле Витале II;

— 5 мая 1282 г. при доже Джованни Дандоло;

— 3 мая 1347 г. засвидетельствовали «нетронутые останки»;

— 11 августа 1399 г.

— 13 января 1449 г. было произведено вскрытие раки, в ходе которого засвидетельствовано истечение жидкости от мощей;

— 25 мая 1634 г. подтвердили наличие тела святого Николая Великого, и переложили гробы в мраморный саркофаг над алтарем и засвидетельствовали, что мощи Николая чудотворца представляют из себя фрагменты костей белого цвета.

— 17 сентября 1992 г. произведена экспертиза мощей с участием профессора Луиджи Мартино, но об этом речь пойдет ниже.

В отличие от раки святого в Венеции, его саркофаг в Бари впервые был открыт в 1953 г. С 6 мая 1953 по 6 мая 1957 г. производились капитальные работы по укреплению стен базилики и склепа. «По благословению папы Пия XII был открыт… саркофаг святителя Николая; останки его, которые не открывались с того дня, как положил их в саркофаг папа Урбан II, были тщательно освидетельствованы. На дне саркофага было до 2 см прозрачной жидкости, похожей на воду горного источника». Профессор Луиджи Мартино был приглашен в качестве эксперта возглавить комиссию, проводившую антропометрические и антропологические исследования останков для «лучшего понимания образа святителя Николая».

В процессе экспертизы были предприняты попытки восстановить внешность святителя Николая. По результатам исследования были сделаны следующие выводы:

— святой Николай употреблял преимущественно твердую растительную пищу, имел рост около 167 сантиметров;

— «принадлежал к белой европеоидной средиземноморской расе, для которой характерны средний рост, смуглая кожа, высокий лоб», что соответствует традиционным иконописным изображениям.

Благодаря изучению останков святого получено заключение о болезнях святителя и их причинах. Так, были подтверждены данные о тюремном заключении и пытках святого.

В Венеции, в храме Сан Никколо дель Лидо с сентября по ноябрь 1992 г. проводилось очередное освидетельствование мощей трех святителей, привезенных из Мир в XII в., в том числе и Великого Николая Чудотворца. Основанием для проведения этой экспертизы стало исследование останков в Бари, которое подтвердило их принадлежность святителю Николаю. В связи с этим изучение останков, хранящихся на острове Лидо, стало особенно актуальным. В исследовании мощей принял участие профессор Луиджи Мартино, который возглавлял экспертную группу в Бари в 1953 г.

Во время работ было освидетельствовано три деревянных гроба, в одном из которых находились мощи святителя Николая Мирликийского. Среди мощей в гробнице находились:

— фрагмент свода черепа, принадлежность которого к данному скелету не подтверждена. Кроме того, он не мог быть и частью главы Николая чудотворца, так как «после освидетельствования мощей в Бари было известно, что целый череп святого находится там»; темный, плоский округлой формы камень с греческой надписью: «Мироточивые мощи смиренного Николая»;
— сосуд с миром;
— старинные монеты разных лет и прочие предметы.

В результате вскрытия гробницы были сделаны следующие выводы:

— кости имеют многочисленные надломы, возникшие в результате спешки барийских моряков, а также грубых действий Матфея при извлечении останков из гробницы в Мирах, и представляют из себя «большое количество (более пятисот) обломков серовато-белого цвета»;

— цвет мощей обусловлен тем, что, вероятно, они «находились продолжительное время под воздействием прямых солнечных лучей или сохранялись в извести», что сделало кости более хрупкими и уязвимыми;
— на левой плечевой кости и на левой большой берцовой кости имеются следы изъятия костного материла, возможно, это следы удаления некоторого фрагмента кости для установки в реликварии и мощевике, что свидетельствует о принадлежности останков «великой личности»;

— «белые кости, находящиеся в Лидо в Венеции, соответствуют недостающим частям скелета в Бари», что согласуется с историческим фактом перенесения мощей из Мир Ликийских в Бари в конце XI в. и в Венецию в XII в., а также подтверждает подлинность самих останков святителя Николая.

Венеция и Бари, оспаривая владение мощами святителя Николая у Мир Ликийских, преследовали не только религиозные, но и вполне светские цели — утверждение господства и престижа на Адриатическом море. В Средние века оно являлось морскими воротами в среднюю и северную Европу, через которые шли товары, оружие и богатства. Имея в городе мощи покровителя морских путешествий, жители обретали не только молитвенника перед Богом, но и мощный символ власти, что для религиозно-политических взглядов того времени было делом чести.

Изучение отечественной и зарубежной научной литературы показало, что, несмотря на значительный интерес историков и богословов к рассматриваемой нами теме, интересующая нас сфера в целом осталась вне внимания ученых. В данной работе мы проанализировали и показали единство различных текстов в описании истории мощей Николая Чудотворца; предприняли попытку систематизировать и рассмотреть в хронологическом порядке факты о перенесении мощей святителя Николая, описанные в средневековых хрониках; сопоставили информацию из письменных источников с археологическими исследованиями и политической обстановкой в Венеции, Бари и Ликии исследуемых веков. Все вышеизложенное имеет большое значение для доказательства тезиса о безальтернативной истинности событий в рассмотренных текстах.

На основании археологических исследований и анализа хроник, повествующих о перенесении останков в Бари и Венецию, в данной работе было определено место первоначального захоронения великого Чудотворца, где позже барийцы и венецианцы обрели святые мощи Николая Мирликийского. Также было опровергнуто распространенное мнение о гробнице, в которой якобы был похоронен святитель.

В результате мы смогли кратко, но максимально точно изложить историю мощей святителя Николая, а также конкретизировать информацию об исторических личностях и географических названиях, упомянутых в связи с предметом разбираемой нами темы. Анализ источников и анатомических исследований продемонстрировал нам единство и непротиворечивость изложения хронологии событий.

Диакон Дионисий Куприченков

Мы очень просим вас поддержать работу сайта газеты «Православная Москва». Пожертвование можно перевести на карту Сбербанка: 4274 3200 3865 4060

ДЛЯ ЗАКАЗА ТРЕБ ОНЛАЙН НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ

Поделиться

Комментирование закрыто