Метки

ВСТАНУ В ОЧЕРЕДЬ ЗА ДЕПАРДЬЕ

0

Андреа Анастасия Сандхакер: «В Православии главное – сердце»

Когда на месте советского бассейна восстанавливают православный храм – это чудо. Так считает бывший австрийский дипломат, а ныне общественный деятель Андреа Анастасия САНДХАКЕР.

Двадцать три года назад она приехала работать в австрийское посольство в Москву и стала свидетельницей воссоздания кафедрального соборного Храма Христа Спасителя. Грандиозное строительство наряду с начавшейся тогда массовой реставрацией других столичных церквей произвело на дипломата столь сильное впечатление, что в итоге изменило и ее саму, и ее взгляд на уклад жизни на Западе. Спустя десять лет Анастасия приняла Православие. Сейчас своей главной миссией она считает популяризацию Православия на своей родине. А приезжая в Москву, как и раньше, при первой же возможности стремится побывать в Храме Христа Спасителя. В столице у нее много и других любимых мест – в том числе храмы и монастыри. Впрочем, не отказывает бывший дипломат себе и в светских развлечениях. Минувшей зимой Анастасии удалось исполнить свою давнюю мечту – покататься на коньках на Патриарших прудах.

Кафедральный Никольский собор в Вене. В 1893—1899 годах построен при российском императорском посольстве. Любимая церковь Анастасии Сандхакер на ее родине

Кафедральный Никольский собор в Вене. В 1893—1899 годах построен при российском императорском посольстве. Любимая церковь Анастасии Сандхакер на ее родине

– Анастасия, вы хорошо говорите по-русски. Быть может, здесь ваши корни?
– Нет, родственников в восточноевропейских странах у меня нет – как нет, впрочем, среди близких и людей православного вероисповедания. Мои родители – практикующие католики. Отец получил инвалидность на фронтах Второй мировой вой­ны: его ранило в 17-летнем возрасте. Но именно его давний совет послужил для меня отправной точкой к изучению русского языка. Двадцать семь лет назад он сказал мне: «Если бы я сейчас был молод, непременно засел бы за русский. Солнце восходит на востоке».

– У нас принято считать, что западноевропейцы в массе своей люди практичные. В Православии же, как вы сами признавались в одном из интервью, главное не ум, а сердце. Замечаете, как меняется ваш менталитет после принятия Православия?
– Да, хотя для переходящего из другого исповедания христианина поначалу это не так очевидно. Осознание приходит только через 2–3 года. Действительно, на Западе люди практичнее. И конечно, для человека, привыкшего жить в соответствующем укладе, большой труд – учиться слушать свое сердце и идти по православному пути.

– Каким вам видится развитие российско-австрийских отношений?
– Прежде всего в духовном плане. Думаю, это гораздо важнее для австрийцев. В нашей стране многие отошли от Христовой веры, занимаются буддизмом, другими восточными философиями, эзотерикой. В этом смысле православная миссия на Западе могла бы поспособствовать и оздоровлению международных отношений.

– В одном из интервью около года назад вы заявили о необходимости радикализации христианства. Что имеется в виду?
– Отнюдь не модернизация, к которой сейчас стремятся лютеране, евангелисты и даже римо-католики, а возвращение к корням. К счастью, диалог между Православной и Римско-Католической Церквами в этом направлении ведется. Но ситуация пока не меняется. Иначе, как мне кажется, на Западе гораздо больше людей переходило бы в Православие!

– Знакомы ли вы с какими-нибудь обычаями Русской Православной Церкви? Может быть, что-то особенно близко вашему сердцу?
– Сейчас я живу в Вене и хожу в русскую церковь – знаменитый Никольский собор. Ваши богослужебные традиции, конечно, мне знакомы. Я очень люблю молиться на Литургии, люблю все церковные песнопения, православные иконы, меня очень впечатляют праздники. Что особенно меня поразило в последнее время – крещение ребенка моих друзей. Это было очень трогательно, и я почувствовала, насколько сильна православная вера. До этого я была только на крещении взрослых людей. Оно выглядит немного иначе…

– Российское гражданство в последние годы получили некоторые известные иностранцы – например, французский актер Жерар Депардье, американский боксер Рой Джонс. У вас не возникало желания перебраться в Россию вслед за ними?
– Я бывала в разных странах. Когда-то Москва стала первым городом, куда я уехала работать надолго. С первого дня моего пребывания здесь мне было очень комфортно, несмотря на то что времена тогда были тяжелые, а мне оставалось еще долго до принятия Православия. Чем это объяснить, не знаю. Потом я часто задумывалась о переезде в православную страну. Сейчас, когда я уже не занята в политике и имею возможность выбирать место жительства, я хотела бы оказаться в очереди, начавшейся с Депардье. Я вижу, как развивается Россия, я хотела бы иметь возможность каждый день ходить на службы в православные храмы, совершенствовать русский язык. Моя мечта – освоить церковнославянский. Я бы с удовольствием перебралась в Москву!

Мария Максимова


20151216_131315 (1)

Справка
Андреа Анастасия САНДХАКЕР

Родилась в Вене. По образованию педагог-математик.  С 1993 по 1997 год работала консулом Австрии в Москве.  Затем представляла свою страну в Белграде, Варшаве, Буэнос-Айресе. В 2003 году в Черногории перешла в Православие.  В настоящее время – советник по культуре Института Суворова (Вена) – австрийской неправительственной организации, о которой наша газета подробно рассказывала в материале «Суворовский венец» в номере 02 (591) за январь 2016 года. Кстати, именно после знакомства с Анастасией в Православие перешел генеральный секретарь института Патрик Поппель.

instsuv

Поделиться

Комментирование закрыто