ФИЛОСОФ СВОБОДНОГО ДУХА

0

Семьдесят лет назад завершился земной путь Николая Бердяева

Самый известный философ русского послереволюционного Зарубежья отошел ко Господу в 1948 году в парижском Кламаре. Пять лет назад «Философию неравенства» Бердяева процитировал в Федеральном послании Президент России. Что в бердяевском наследии важнее всего для нас сегодняшних?

Путь Николая Бердяева – от своеобразно понятого марксизма через философский идеализм – вел к православной церковности. После революций 1917 года он читал в Московском университете курс о Достоевском и шел по Москве на заседание им созданной Вольной академии духовной культуры, с «Добротолюбием» под мышкой.

Философ свободы, не терпящий насилия над чьей бы то ни было мыслью и личностью, гностик и еретик, как нередко называли его люди, не написавшие ни строки, он один из немногих остался верен Московскому Патриархату, регулярно посещая богослужения в церкви Трех Святителей на улице Петель, а дом свой, будучи бездетным, завещал Матери-Церкви. Его книги переводились на многие европейские языки, а сам он семь раз выдвигался на Нобелевскую премию.

КОММУНИЗМ И БОЛЬШЕВИЗМ  БЕРДЯЕВ ОЦЕНИВАЛ КАК ДУХОВНУЮ БОЛЕЗНЬ, КОРНИ КОТОРОЙ УХОДЯТ В ГЛУБЬ РУССКОЙ ИСТОРИИ И КОРЕНЯТСЯ В ОСОБЕННОСТЯХ НАЦИОНАЛЬНОГО ДУХА

Причиной такой известности был особый жанр бердяевской философской прозы, весьма отличной от стиля академического философствования. «Новое средневековье», «Судьба человека в современном мире», «Истоки и смысл русского коммунизма», «Царство духа и царство Кесаря» – в этих книгах с броскими названиями Бердяев ставил духовный диагноз своей эпохе, опознавая торжество человекобожеского начала в буре расовой и классовой ненависти. Причины такой болезни он видел в кризисе христианской веры и кризисе власти, когда правят не лучшие и достойнейшие, но ожесточившие свое сердце страстью наживы, ницшевской гордыней сверхчеловека. Высланный из Советской России в сентябре 1922 года на «философском пароходе» в Германию, во время Второй мировой войны Бердяев страстно желал победы Красной армии, а после ее победы завещал России свой архив. Его работы стали массово публиковаться в России в год 1000-летия Крещения Руси.

Коммунизм и большевизм он оценивал как духовную болезнь, корни которой уходят в глубь русской истории и коренятся в особенностях национального духа, жаждущего соборного общения. С 1925 по 1940 год он издавал журнал русской религиозно-философской академии «Путь», который стал трибуной для многих русских писателей, публицистов, ­философов и богословов. Он общался с виднейшими европейскими интеллектуалами своего времени: Габриэлем Марселем, Шарлем Дю Босом, Эммануэлем Мунье. В эпоху, когда человек рыскал в поисках кумиров и позабыл о Христе, он напоминал о том, что человек – икона Бога, созданная по его образу и подобию. Свобода, позволяющая жить духовной жизнью и выбрать для себя жизнь по-Божьи вне зависимости от обстоятельств, и творчество, уподобляющее человека Богу-Творцу, в том случае если это творчество руководствуется идеалами Добра, – вот главные заветы ушедшего от нас 70 лет назад Кламарского философа.

Алексей Козырев, заместитель декана философского факультета МГУ, главный редактор философского журнала «Сократ»
Опубликовано: Номер 10 — 12 (647 — 649) июнь 2018 год

Поделиться

Комментирование закрыто