МУЗЫКАНТ БЕЗ ЧАСОВОГО ПОЯСА

0

Пианистка Алла Басаргина: «Ростропович жил в небе»

Нынешний год для почитателей творчества прославленного российского музыканта Мстислава Ростроповича особенный: 27 марта исполнилось 90 лет со дня рождения маэстро. 27 апреля – 10 лет со дня смерти. Те, кто был знаком с музыкантом, признаются, что говорить о нем можно бесконечно. Сегодня коллега Мстислава Леопольдовича по музыкальному цеху, концертмейстер Центра оперного пения Галины Вишневской Алла Борисовна Басаргина, делится воспоминаниями.

Алла Борисовна Басаргина

Алла Борисовна Басаргина

Алла Басаргина сама себя называет арбатской старушкой. Это скорее кокетство: иначе как дамой статную артистку в великолепном концертном платье не назовешь. Работать с выдающимся музыкантом Ростроповичем ей посчастливилось до самых последних дней его жизни. Вот только пересилить себя и называть его Славой, как он от всех требовал, так и не смогла.

– Алла Борисовна, каким образом пересеклись дорожки простой московской школьницы и восходящей звезды Ростроповича?

– Мстислав Леопольдович выступал перед нами, когда я училась в старших классах Центральной музыкальной школы. Позже, когда я уже поступила в Московскую консерваторию, а Ростропович был молодым профессором, мне посчастливилось работать на одном из его проектов в этом направлении: он создал так называемые эстетические советы. Вместе с другими преподавателями Консерватории лично ходил по общеобразовательным московским школам и договаривался, чтобы мы, студенты, приходили и выступали перед школьниками. В целом это начинание воспринималось доброжелательно, но не обходилось без курьезов. Завуч одной из школ заявил Ростроповичу, что не против, но с одним условием: без Брамса. Для этого педагога, по всей видимости, музыка композитора была олицетворением невероятной академической скуки, которую выдержать невозможно.

РОСТРОПОВИЧ С ВИШНЕВСКОЙ БЫЛИ ГЛУБОКО ВЕРУЮЩИМИ ЛЮДЬМИ. В СВОЕМ ИМЕНИИ В США ПОСТРОИЛИ ХРАМ, НА ТЕРРИТОРИИ ИХ ПОДМОСКОВНОЙ ДАЧИ ТАКЖЕ БЫЛА ЧАСОВНЯ

– Более тесное сотрудничество со знаменитым виртуозом началось несколько позже. Расскажите об этом, пожалуйста.

– Окончание мною Консерватории и поступление в Большой театр в 1968 году совпали с дирижерским дебютом Ростроповича. Это была опера «Евгений Онегин» с участием Галины Вишневской. Спустя два года Ростропович ставил второй спектакль, оперу Сергея Прокофьева «Война и мир». И мне, наверное, промыслом Божиим посчастливилось в этом спектакле работать. С того момента и началось наше творческое общение, которое, к счастью, не прерывалось до последних дней Мстислава Леопольдовича, за исключением шестнадцати лет его изгнания.

– Помните свои первые впечатления от общения со знаменитостью?

– Это человек-фейерверк. Везде, где он появлялся, начиналась всеобщая лихорадка. Мстислав Леопольдович был невероятно темпераментным. Простому, открытому и обаятельному, общение ему было жизненно необходимо. При встрече он со всеми обнимался, целовался, начинал шутить, рассказывать байки. Бывало, спросишь Галину Павловну, не знает ли она, где ее супруг? А она отвечала: «Я не знаю, но где вы услышите «чмоки-чмоки», там он и есть».

– Знаменитый музыкант был на короткой ноге даже с августейшими особами?

– Да, вел себя одинаково и с уборщицей, и с королем. Однажды действующий император Японии Акихито, учившийся играть на виолончели, попросил Ростроповича послушать его. Мстислав Леопольдович выполнил просьбу, а затем сказал: «Раньше я играл королям, а теперь короли играют мне».

– Ростроповича называли гражданином мира. Не говорил ли он вам, где ему было комфортнее всего?

– Конечно же в самолете! Он обожал летать. Для него это не было трудно – напротив, необходимо. Помню, мы летели в Мюнхен. Он с трепетом самым первым из пассажиров сел у выхода на летное поле и с нетерпением ждал, когда начнут запускать в самолет. Вы представить себе не можете, с каким блаженным лицом он предвкушал предстоящий полет! Во время перелета он обычно или спал, или работал над партитурами. Ростропович буквально жил в небе! Сегодня мог быть в Токио, завтра в Кургане, послезавтра в Париже. Однажды я его спросила, как он выдерживает постоянную смену часовых поясов. А Мстислав Леопольдович признался, что у него просто нет своего часового пояса. Ведь он не живет на одном месте, а значит, не к чему привыкать.

С МОЛИТВОСЛОВОМ РОСТРОПОВИЧ БУКВАЛЬНО НЕ РАССТАВАЛСЯ.
ТОТ БЫЛ ЗАЧИТАН ДО ДЫР!

На освящении Храма-памятника на крови в Екатеринбурге  (2003 г.)

На освящении Храма-памятника на крови в Екатеринбурге (2003 г.)

– Вы человек верующий. А Мстислав Леопольдович?

– Настоятель вашингтонского Иоанно-Предтеченского собора митрофорный протоиерей Виктор Потапов рассказывал, что однажды ему попал в руки молитвослов Мстислава Леопольдовича. Когда он его увидел, понял, что Ростропович с ним буквально не расставался: книга оказалась зачитана до дыр! И сам Ростропович, и Галина Павловна были глубоко верующими людьми. В своем имении в США построили храм, на территории их подмосковной дачи также была часовня. Насколько мне известно, Ростропович соблюдал пост. Но он не мог себе отказать в шоколаде! Шоколад требовался ему в большом количестве во время работы. Поэтому постом Мстиславу Леопольдовичу присылали из Израиля горький.

– Вы помните, как хоронили Мстислава Ростроповича?

Могила Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской на Новодевичьем кладбище

Могила Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской на Новодевичьем кладбище

– На похоронах Мстислава Леопольдовича не было никаких речей. Звучала только музыка. Гражданская панихида проходила в Большом зале Московской консерватории. На сцене играл Государственный академический симфонический оркестр России имени Евгения Светланова. Гроб стоял около сцены, были сняты первые ряды в зале. Первоначально планировалось, что прощание будет проходить с 10.00 до 18.00. Но желающих проститься с музыкантом было так много, что его продлили до 22.00. На следующий день было отпевание в Храме Христа Спасителя и похороны на Новодевичьем кладбище. На могиле Ростроповича нет памятника. Только бело-черный крест, выполненный по проекту Галины Павловны Вишневской. Незадолго до своей смерти она призналась, что рада тому, что успела его поставить, равно как и памятник в Брюсовом переулке. По ее словам, никому, кроме нее, даже их дочерям, сделать это было бы не под силу. Теперь сквер вокруг памятника носит имя Мстислава Ростроповича. 27 марта состоялось его открытие и открытие мемориальной доски Ростроповичу и Вишневской на доме в Газетном переулке, где они жили. В тот же день в церкви Воскресения Словущего на Успенском Вражке состоялась панихида.

– В завершении нашей беседы хочу попросить вас порекомендовать нашим читателям вашу любимую книгу.

– «Галина. История жизни» за авторством Галины Вишневской. Она писала ее больше пяти лет. Это моя настольная книга. Очень ее рекомендую. Она дает понять, какие бывают героические личности, судьбы, характеры, пример того, как человеку удается преодолевать невозможное. Так что совсем не обязательно быть музыкантом, чтобы ее читать.

Беседовала Мария Максимова
Опубликовано: №9 (622) май, 2017 г.

СПРАВКА
pic1055_a8a92aКонцертмейстер Алла Борисовна Басаргина окончила Московскую государственную консерваторию имени П. И. Чайковского (класс В. К. Мержанова). С 1968 г. – концертмейстер оперы Большого театра России и солистка камерного ансамбля «Секстет оркестра Большого театра России». За годы творческой деятельности сотрудничала с такими выдающимися мастерами, как дирижеры М. Ростропович, Г. Рождественский, Е. Светланов, А. Лазарев, Ю. Симонов, О. Димитриади, М. Эрмлер, М. Юровский, В. Юровский, А. Ведерников; режиссеры Б. Покровский, Питер Устинов, Д. Бертман; солисты Г. Вишневская, И. Архипова, Е. Образцова, Е. Нестеренко, Т. Милашкина, В. Атлантов, З. Соткилава, А. Эйзен и др.

Гастролировала в Италии, Германии, Франции, Испании, Греции, Великобритании (Эдинбургский фестиваль), Японии, США, Корее, Вьетнаме, Турции, Монголии, Латинской Америке, странах Африки.

С 2002 г. – концертмейстер Центра оперного пения Галины Вишневской.

Поделиться

Комментирование закрыто