СЧАСТЛИВЫЕ ЧАСОВ НЕ НАБЛЮДАЮТ

0

Одиннадцать лет назад, 5 декабря 2008 года, покинул этот мир Патриарх Алексий II

Патриарх – всегда историческая фигура, и помнят о нем как о Первосвятителе, так же и оценивают его дела. Для многих сам титул заслоняет обычного человека. Это понятно, ведь близкий круг Святейшего очень невелик. Сегодня «Православная Москва» дает слово тем, кому посчастливилось знать Патриарха Алексия именно с этой – человеческой – стороны.

Если бы не Березовский…

Протоиерей Владимир Вигилянский, настоятель храма святой мученицы Татианы при МГУ имени М.В. Ломоносова, в 2005–2012 гг. руководитель Пресс-службы Московской Патриархии (в 2009 г. преобразована в Пресс-службу Патриарха Московского и всея Руси)

Поздней осенью 2000 года мне позвонили из Патриархии:

– Вам надлежит быть у Патриарха Алексия в четверг в 14.00.

С волнением спросил:

– Не знаете – по какому вопросу?

Ответили:

– Сейчас уточню… Да-да, именно в 14.00

Долго ломал голову – зачем я понадобился Святейшему? Почему-то казалось, что вызов этот не к добру. До этого я никогда не общался с Патриархом. Вернее, служить с ним служил – и не раз, но говорить ни разу не доводилось.

В назначенное время прибыл, полчасика подождал. Вхожу в кабинет. Патриарх встает, идет, улыбаясь, навстречу, усаживает в кресло напротив, предлагает:

– Расскажите о себе.

Я опешил. Стал говорить о родителях. Когда рассказывал, что по линии матери мои предки были жившими и работавшими в России французами, Святейший оживился, стал задавать уточняющие вопросы. Затем заговорил о своих предках-немцах. Рассказал, как его воспитывали монархистом, что один из дедушек был расстрелянным большевиками белогвардейцем. Мельком я упомянул, что живу там же, где и он – в Переделкине.

Через час Патриарх перешел к делу:

– Борис Абрамович Березовский предложил мне стать одним из акционеров Общественного Российского Телевидения, войти в некий Телетраст. Я, конечно, ничего не хочу иметь общего с этим господином, но мне советуют не уклоняться от предложения ради церковной пользы. Однако я сам не смогу этим заниматься. Нужно доверенное лицо, которое бы представляло наши интересы в управлении каналом. Согласны ли вы быть этим лицом?

Я ответил так, как у нас заведено:

– Как благословите, Ваше Святейшество.

Патриарх записал мой телефон и дал номер своего. Сказал, что мне позвонят для оформления доверенности, и что я могу звонить ему в любое время.

Как через некоторое время я узнал из прессы, Борис Березовский продал 49% своих акций ОРТ Роману Абрамовичу чуть ли не за 150 млн. долларов (потом выяснилось, что «всего лишь» за 10 млн). И теперь я думаю: если бы не Березовский, не было бы этого доверительного разговора между Святейшим и мной, этого «секрета» между нами. Впоследствии он называл меня в шутку «земляком» (из-за того, что мы жили в Переделкине), отмечал, проезжая мимо моего дома, что я «сменил штакетник», и в конце концов предложил стать его пресс-секретарем.

Говорящий хронометр

Священник Сергий Правдолюбовклирик храма святителя Иннокентия Московского в Бескудникове, в 2001–2007 гг. – иподиакон Святейшего Патриарха Алексия II

В сентябре 2002 года за всенощным бдением в Богоявленском соборе в Елохове старший иподиакон и келейник Святейшего Сергей Куксов оставил меня на некоторое время вместо себя. В тот момент кто-то из нас обязательно должен был находиться рядом с Патриархом на случай, если ему что-то понадобится. Стою и смотрю на Святейшего, как он благословляет, с кем-то разговаривает. Все подошли, благословились, Патриарх стоит один. Вдруг делает знак мне, я подхожу:

– Сколько времени? – спрашивает Святейший.

Дело в том, что Патриарх всегда носил часы в тонком корпусе, чтобы под поручами они не давили на руку. Поэтому, когда он был в облачении, часто спрашивал у ближайшего иподиакона, который час.

– Ваше Святейшество, не знаю! У меня нет часов, но я сейчас пойду и спрошу.

За колонной на табуретке сидит настоятель собора протопресвитер Матфей Стаднюк и протягивает мне свою руку: «На, посмотри, сколько времени». Я возвращаюсь к Патриарху:

– Без двадцати шесть, Ваше Святейшество.

– Счастливые часов не наблюдают!

До сих пор не знаю, просто так Святейший это сказал, или имел ввиду мою недавнюю свадьбу, на которую я весной испрашивал у него благословение.

Аристократ духа

Игумения Викторина (Перминова)настоятельница Богородице-Рождественского ставропигиального монастыря

Патриарх Алексий родился в глубоко верующей семье и унаследовал от родителей любовь к Богу, а также аристократизм в лучшем смысле этого слова… Не раз наблюдала, как Святейший Патриарх общался с самыми разными людьми. Он мог, вопреки протоколу, посвятить время обыкновенному, ничем не примечательному человеку, выслушать его со вниманием и уважением, видя в нем Образ Божий. И собеседник чувствовал тепло и участие и понимал, что он услышан.

По-настоящему слышать другого может только любящий, духовно чуткий человек, который живет не для себя. Истинные подвижники обладали такой чуткостью. Это потрясло мальчика Алешу на Валааме, где он увидел старцев высокой жизни, поддержавших в нем духовный настрой и тепло отвечавших на его детские письма. И он всю жизнь старался следовать их примеру.

Приснопамятный Патриарх Алексий мог в деловой беседе или же просто в общении с людьми сказать простую и, казалось бы, незначительную фразу, но сделать это с такой любовью и добротой и настолько вовремя, что сказанное ободряло, вселяло надежду.

Фото Владимира Ходакова

Поделиться

Комментирование закрыто