СВЯТОЙ ИОАНН РУССКИЙ, ИСПОВЕДНИК

0

День памяти святого — 9 июня 2019 года 

Свя­той ис­по­вед­ник Иоанн Рус­ский ро­дил­ся в кон­це XVII ве­ка в Ма­ло­рос­сии и вос­пи­ты­вал­ся в бла­го­че­стии и люб­ви к Церк­ви Бо­жи­ей. По до­сти­же­нии зре­ло­го воз­рас­та он был при­зван на во­ин­скую служ­бу, слу­жил про­стым сол­да­том в ар­мии Пет­ра Пер­во­го и участ­во­вал в рус­ско-ту­рец­кой войне. Во вре­мя Прут­ско­го по­хо­да 1711 го­да Иоанн вме­сте с дру­ги­ми во­и­на­ми был взят в плен та­та­ра­ми, ко­то­рые про­да­ли его на­чаль­ни­ку ту­рец­кой кон­ни­цы. Тот при­вез рус­ско­го плен­ни­ка к се­бе на ро­ди­ну, в Ма­лую Азию, в се­ле­ние Про­ко­пий (по-ту­рец­ки Ур­кюп). Плен­ных во­и­нов-хри­сти­ан тур­ки ста­ра­лись об­ра­тить в му­суль­ман­ство: од­них уго­во­ра­ми и со­блаз­на­ми, дру­гих, бо­лее стой­ких, из­би­ва­ли и му­чи­ли. Свя­той Иоанн не пре­льстил­ся обе­щан­ны­ми зем­ны­ми бла­га­ми и му­же­ствен­но пе­ре­но­сил же­сто­ко­сти, уни­же­ния и по­бои. Его ча­сто му­чил хо­зя­ин в на­деж­де, что его раб при­мет му­суль­ман­ство. Од­на­ко свя­той Иоанн ре­ши­тель­но про­ти­вил­ся во­ле сво­е­го гос­по­ди­на и от­ве­чал: «Ни угро­за­ми, ни обе­ща­ни­я­ми бо­гат­ства и на­сла­жде­ний ты не смо­жешь от­кло­нить ме­ня от свя­той мо­ей ве­ры. Я ро­дил­ся хри­сти­а­ни­ном, хри­сти­а­ни­ном и умру». Сме­лые сло­ва и твер­дая ве­ра ис­по­вед­ни­ка, его бес­стра­шие и пра­вед­ная жизнь сми­ри­ли же­сто­кое серд­це гос­по­ди­на. Он пе­ре­стал му­чить и по­но­сить плен­ни­ка, не при­нуж­дал боль­ше к от­ре­че­нию от хри­сти­ан­ства, а за­ста­вил толь­ко уха­жи­вать за ско­том и со­дер­жать в по­ряд­ке стой­ло, в уг­лу ко­то­ро­го бы­ла по­стель свя­то­го Иоан­на.

С утра до позд­не­го ве­че­ра угод­ник Бо­жий слу­жил сво­е­му гос­по­ди­ну, доб­ро­со­вест­но ис­пол­няя все его при­ка­за­ния. В зим­нюю сту­жу и в лет­ний зной, по­лу­на­гой и бо­сой, он ис­пол­нял свои обя­зан­но­сти. Дру­гие ра­бы неред­ко из­де­ва­лись над ним, ви­дя его усер­дие. Пра­вед­ный Иоанн ни­ко­гда не сер­дил­ся на них, на­про­тив, при слу­чае по­мо­гал им в ра­бо­те и уте­шал в бе­де. Та­кое ис­крен­нее доб­ро­сер­де­чие свя­то­го при­шлось по ду­ше хо­зя­и­ну и ра­бам. Хо­зя­ин стал на­столь­ко до­ве­рять пра­вед­но­му Иоан­ну и ува­жать за чест­ность и бла­го­род­ство, что пред­ло­жил ему жить как сво­бод­но­му и по­се­лить­ся, где он сам по­же­ла­ет. Од­на­ко по­движ­ник пред­по­чел остать­ся в по­ме­ще­нии ко­нюш­ни, где каж­дую ночь мог бес­пре­пят­ствен­но под­ви­зать­ся в мо­лит­вен­ном уеди­не­нии, укреп­ля­ясь в доб­ре и люб­ви к Бо­гу и лю­дям. Ино­гда он по­ки­дал свое ти­хое убе­жи­ще и под по­кро­вом но­чи при­хо­дил к хра­му свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, где на па­пер­ти усерд­но мо­лил­ся, пре­кло­нив ко­ле­ни. В этом же хра­ме по празд­ни­кам он при­ча­щал­ся Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин.

В то же вре­мя пра­вед­ный Иоанн по-преж­не­му слу­жил сво­е­му гос­по­ди­ну и, несмот­ря на свою бед­ность, все­гда по­мо­гал нуж­дав­шим­ся и боль­ным и де­лил с ни­ми свою скуд­ную пи­щу.

В кон­це сво­ей мно­го­труд­ной и по­движ­ни­че­ской жиз­ни свя­той Иоанн за­не­мог и, чув­ствуя при­бли­же­ние кон­чи­ны, при­звал свя­щен­ни­ка, чтобы в по­след­ний раз по­лу­чить бла­го­сло­ве­ние на ис­ход. Свя­щен­ник, опа­са­ясь со Свя­ты­ми Да­ра­ми ид­ти в дом ту­рец­ко­го на­чаль­ни­ка, вло­жил Их в яб­ло­ко и без­опас­но пе­ре­дал пра­вед­но­му Иоан­ну. Про­сла­вив Гос­по­да, он при­ча­стил­ся Свя­тых Хри­сто­вых Тайн и ото­шел к Бо­гу. Пра­вед­ная кон­чи­на свя­то­го ис­по­вед­ни­ка Иоан­на Рус­ско­го по­сле­до­ва­ла 27 мая 1730 го­да. Ко­гда хо­зя­и­ну со­об­щи­ли, что раб Иоанн умер, он по­звал свя­щен­ни­ков и пе­ре­дал им те­ло свя­то­го Иоан­на, ко­то­рые по­греб­ли его по хри­сти­ан­ско­му обы­чаю. На по­гре­бе­ние со­бра­лись по­чти все хри­сти­ане, жив­шие в Про­ко­пии, и со­про­вож­да­ли те­ло пра­вед­ни­ка на хри­сти­ан­ское клад­би­ще.

Через три с по­ло­ви­ной го­да свя­щен­ник был чу­дес­но из­ве­щен во сне о том, что мо­щи свя­то­го Иоан­на пре­бы­ва­ют нетлен­ны­ми. Вско­ре свя­тые мо­щи пра­вед­ни­ка бы­ли пе­ре­не­се­ны в храм свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия и по­ло­же­ны в спе­ци­аль­ной ра­ке. Но­вый угод­ник Бо­жий стал про­слав­лять­ся неис­чис­ли­мы­ми бла­го­дат­ны­ми чу­де­са­ми, из­вест­ность о ко­то­рых рас­про­стра­ни­лась в от­да­лен­ные го­ро­да и се­ле­ния. Ве­ру­ю­щие хри­сти­ане из раз­ных мест при­хо­ди­ли в Про­ко­пий для по­кло­не­ния свя­тым мо­щам Иоан­на Рус­ско­го и по­лу­ча­ли по его свя­тым мо­лит­вам бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния. Но­во­го свя­то­го ста­ли по­чи­тать не толь­ко пра­во­слав­ные хри­сти­ане, но и ар­мяне, и тур­ки, об­ра­ща­ясь с мо­лит­вен­ным про­ше­ни­ем к рус­ско­му свя­то­му: «Раб Бо­жий, не обой­ди нас сво­ей ми­ло­стью».

В 1881 го­ду часть мо­щей свя­то­го Иоан­на бы­ла пе­ре­не­се­на в Рус­ский мо­на­стырь свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­лей­мо­на ино­ка­ми Свя­той Афон­ской Го­ры, до это­го чу­дес­но спа­сен­ны­ми угод­ни­ком Бо­жи­им во вре­мя опас­но­го пу­те­ше­ствия. На сред­ства это­го мо­на­сты­ря и жи­те­лей Про­ко­пия в 1886 го­ду на­ча­то стро­и­тель­ство но­во­го хра­ма, так как храм свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, где на­хо­ди­лись мо­щи свя­то­го Иоан­на, об­вет­шал.

15 ав­гу­ста 1898 го­да был освя­щен но­вый храм во имя свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, по бла­го­сло­ве­нию Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­на V, Ке­са­рий­ским мит­ро­по­ли­том Иоан­ном.

В 1924 го­ду жи­те­ли Про­ко­пия Ке­са­рий­ско­го, пе­ре­се­ля­ясь на ост­ров Эв­бею, пе­ре­нес­ли с со­бою и мо­щи свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го. Несколь­ко де­ся­ти­ле­тий они на­хо­ди­лись в хра­ме свя­тых рав­ноап­о­столь­ных Кон­стан­ти­на и Еле­ны в Но­вом Про­ко­пии на Эв­бее, а в 1951 го­ду пе­ре­не­се­ны в но­вый храм во имя свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, к ко­то­ро­му сте­ка­ют­ся ты­ся­чи па­лом­ни­ков из всех угол­ков Гре­ции, осо­бен­но в день его па­мя­ти, 27 мая. Пра­вед­ный Иоанн Рус­ский ши­ро­ко по­чи­та­ет­ся на Свя­той Го­ре Афон, осо­бен­но в Рус­ском Пан­те­ле­и­мо­но­вом мо­на­сты­ре.

Чу­де­са свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го

Прот. Иоанн Вер­не­зос, на­сто­я­тель хра­ма Св. Иоан­на Рус­ско­го

Свя­той Иоанн Зла­то­уст в сво­ем ком­мен­та­рии к гла­ве 8, 4 Еван­ге­лия от Мат­фея пи­шет, что Иисус Хри­стос в Еван­ге­ли­ях две­на­дцать раз за­пре­ща­ет го­во­рить о ви­ден­ных чу­де­сах тем, кто по­лу­чал ис­це­ле­ния. По Сво­е­му сми­ре­нию и по­то­му, что не же­лал слу­шать воз­гла­сы вос­хи­ще­ния.

Но ино­гда Гос­подь, как на­при­мер в Еван­ге­лии от Лу­ки (в гла­ве 8-39), со­ве­ту­ет ис­це­лив­ше­му­ся бес­но­ва­то­му вер­нуть­ся в дом и рас­ска­зать лю­дям о чу­де, со­тво­рен­ном Бо­гом: «Воз­вра­тись в дом твой и рас­ска­жи, что со­тво­рил те­бе Бог». Ха­рак­тер­но, что Иисус Хри­стос вплоть до Сво­е­го Вос­кре­се­ния, рас­кры­вая тай­ный смысл неко­то­рых чу­дес, го­во­рил прит­ча­ми.

Ес­ли вер­нуть­ся к со­бы­ти­ям, про­ис­хо­дя­щим у мо­щей Свя­то­го Иоан­на, то мож­но ска­зать, что мно­гие ис­це­лив­ши­е­ся, до­сто­вер­ные све­де­ния о ко­то­рых мы име­ем в ар­хи­ве на­ше­го хра­ма, не по­же­ла­ли, чтобы их адре­са в ты­ся­чах эк­зем­пля­ров бы­ли на­пе­ча­та­ны ря­дом с опи­са­ни­ем их жиз­ни. Они стре­мят­ся из­бе­жать, в го­ро­де ли, в де­ревне ли, на ра­бо­те или до­ма, лю­бых во­про­сов, пусть да­же и с доб­ры­ми на­ме­ре­ни­я­ми за­да­ва­е­мых.

Мы зна­ем, что пу­стын­ни­ки, ас­ке­ты Свя­той Го­ры и дру­гих мо­на­стыр­ских цен­тров, ли­це­зрея мно­гие чу­дес­ные яв­ле­ния, имея ду­хов­ные от­кро­ве­ния, обыч­но в си­лу сво­е­го сми­ре­ния и скром­но­сти рас­ска­зы­ва­ют уди­ви­тель­но ма­ло, и то, лишь в уз­ком кру­гу ду­хов­ных лю­дей.

Лич­но я от­кла­ды­ваю на бо­лее позд­нее вре­мя во­прос о пуб­ли­ка­ции све­де­ний об этих лю­дях. За трид­цать лет мо­е­го слу­же­ния Свя­то­му, чу­де­са ис­чис­ля­ют­ся мно­ги­ми сот­ня­ми.

В си­лу то­го, что все чу­дес­ные со­бы­тия про­ис­хо­ди­ли в столь дли­тель­ный пе­ри­од мо­ей служ­бы в хра­ме Свя­то­го Иоан­на, я об­ла­даю лич­ным опы­том их ин­тер­пре­та­ции, неся од­новре­мен­но и ду­хов­ную от­вет­ствен­ность.

Да­вай­те же по­чув­ству­ем ра­дость и ощу­тим ве­ли­чие этих про­ис­хо­дя­щих в на­ше вре­мя ред­ких чу­дес­ных яв­ле­ний.

Ко­раб­ле­кру­ше­ние

Тор­го­вый ко­рабль с то­ва­ра­ми на бор­ту шел в от­кры­том мо­ре к ме­сту на­зна­че­ния. Де­ло бы­ло в од­ном из се­вер­ных мо­рей.

На­чал­ся шторм. Раз­бу­ше­вав­ше­е­ся мо­ре гро­зи­ло по­гло­тить ко­рабль.

Чле­ны ко­ман­ды – гре­че­ские мо­ря­ки – от­ча­ян­но бо­ро­лись, пред­чув­ствуя близ­кую ги­бель. Лоц­ман­ская си­сте­ма и ра­дар­ная уста­нов­ка вы­шли из строя. Ко­рабль по­те­рял курс. В этом ха­о­се по­слы­шал­ся го­лос ка­пи­та­на. Он не от­да­вал боль­ше при­ка­за­ний. Опыт­ный мо­ряк со­ве­ту­ет лишь од­но – мо­лить­ся Бо­гу о спа­се­нии. Он от­прав­ля­ет­ся в ко­ра­бель­ную ча­сов­ню, где на­хо­ди­лась ико­на Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го. На ко­ле­нях ка­пи­тан воз­но­сит мо­лит­ву Свя­то­му: «Свя­тый Иоанне Рус­ский. Мо­люсь те­бе сей­час ни о спа­се­нии сво­ей жиз­ни, ни о ко­раб­ле, но лишь об этих бед­ных мо­ря­ках, жи­ву­щих на чуж­бине, в по­те ли­ца до­бы­ва­ю­щих свой хлеб для сво­их се­мей. Сей­час они по­ги­ба­ют. Свя­тый Иоанне, спа­си их». Всю ночь под рев во­ли и свист се­вер­но­го вет­ра ка­пи­тан мо­лил­ся Свя­то­му Иоан­ну. И вот страш­ная ночь кон­чи­лась. Что же ви­дят гла­за мо­ря­ков? Что их ко­рабль мир­но ка­ча­ет­ся на вол­нах в пор­ту Рот­тер­да­ма. Кто был тот Лоц­ман, при­вед­ший суд­но в порт, ми­нуя вер­ную ги­бель? Это был сам Свя­той Иоанн Рус­ский. Ни­кто не мо­жет ни­че­го воз­ра­зить г-ну Ди­мит­рию Ва­ру­ци­ка­су – ка­пи­та­ну ко­раб­ля, гла­за ко­то­ро­го ви­де­ли очень мно­гое в раз­ных мо­рях и оке­а­нах. По­ра­жен­ный чу­дом, ка­пи­тан остав­ля­ет в пор­ту суд­но на ре­монт и при­ез­жа­ет в Гре­цию. Вме­сте с же­ной они идут в ма­га­зин цер­ков­ных то­ва­ров. Как знак сво­ей бла­го­дар­но­сти Свя­то­му, ка­пи­тан при­об­ре­та­ет на­бор зо­ло­тых и се­реб­ря­ных пред­ме­тов: На­пре­столь­ный Крест и Еван­ге­лие, ка­ди­ло, Арт­офо­рий, Ча­шу для Свя­то­го При­ча­стия. Все эти цен­ные пред­ме­ты куль­та на­по­ми­на­ют нам о чу­де ве­ры, мо­лит­вы, о спа­се­нии на­ших мно­го­стра­даль­ных мо­ря­ков. 23 ян­ва­ря 1978 г.

Пал­ка

Ес­ли вы ко­гда-ни­будь при­е­де­те па­лом­ни­ком к мо­щам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, то уви­ди­те в его хра­ме од­но про­стое и бед­ное под­но­ше­ние. Пал­ка! Она под­ве­ше­на как тро­фей у Ра­ки с мо­ща­ми. Пал­ка эта при­над­ле­жа­ла ба­буш­ке Ма­рии Спа­ке из се­ла Фре­на­ро, что у го­ро­да Фа­ма­гу­ста на ост­ро­ве Кипр. Эта ста­руш­ка 18 лет хо­ди­ла сог­бен­ной по­чти до зем­ли.

II ав­гу­ста 1978 го­да ее при­вез­ли род­ствен­ни­ки в Храм Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, со­вер­шая па­лом­ни­че­ство по Гре­ции вме­сте со 100 дру­ги­ми ки­при­о­та­ми. Ба­буш­ку под­ня­ли на ру­ках, чтобы дать ей воз­мож­ность при­ло­жить­ся к мо­щам Свя­то­го. Воз­зрев на нетлен­ные мо­щи, несчаст­ная ста­руш­ка за­ли­лась сле­за­ми, про­ся у Бо­жье­го Угод­ни­ка за­ступ­ни­че­ства и по­мо­щи. И услы­шал ее Свя­той Иоанн, уви­дел ве­ли­чие ду­ши этой страж­ду­щей жен­щи­ны, уви­дел ее скорбь и вме­сте с тем – ве­ру. И вот на гла­зах у всех как буд­то чья-то неви­ди­мая ру­ка при­кос­ну­лась к спине бо­ля­щей и вы­пря­ми­ла ее те­ло. Ста­руш­ка вы­пря­ми­лась! Сле­зы за­пол­ни­ли гла­за ее од­но­сель­чан, за­зве­не­ли ко­ло­ко­ла церк­ви. Вся груп­па па­лом­ни­ков-ки­при­о­тов тут же по­про­си­ла со­вер­шить бла­годар­ствен­ный мо­ле­бен. На этом мо­лебне пла­ка­ли все.

Те, кто ви­дел хоть раз, как со­вер­ша­ет­ся на его гла­зах чу­до, пой­мет эти стро­ки. По окон­ча­нии мо­леб­на по­слы­шал­ся воз­глас ис­це­лив­шей­ся: «Чем мне от­бла­го­да­рить те­бя, сыне мой, Свя­тый Иоанне? Я бед­на. Остав­ляю здесь у тво­их мо­щей свою пал­ку, с по­мо­щью ко­то­рой хо­ди­ла я столь­ко лет. Она мне боль­ше не бу­дет нуж­на до са­мой смер­ти».

Вот что на­пи­са­ли га­зе­ты го­ро­да Ни­ко­сия -сто­ли­цы ост­ро­ва Кипр: «Ма­рия Спа­ка по­сле сво­е­го па­лом­ни­че­ства в Гре­цию, к мо­щам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, мо­жет те­перь ви­деть ли­ца сво­их од­но­сель­чан. По­чти два де­ся­ти­ле­тия она хо­ди­ла со­гну­той вдвое и ви­де­ла лишь зем­лю под сво­и­ми но­га­ми. Бла­го­да­ря чу­ду, со­вер­шен­но­му Свя­тым, она ис­це­ли­лась и те­перь со­вер­шен­но здо­ро­ва». II ав­гу­ста 1978 г.

Чу­до – уче­но­му

«Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство. – об­ра­тил­ся с пись­мом к Мит­ро­по­ли­ту Хал­кид­ско­му Хри­зо­сто­му (Вер­ги­су) г-н Мат­зо­рос – врач из се­ла Аим­ни с ост­ро­ва Эв­бея. – Я не очень ре­ли­ги­оз­ный че­ло­век, имею выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Я врач по про­фес­сии и быв­ший ате­ист.

Слу­чи­лось, что я за­бо­лел. Про­шел об­сле­до­ва­ние. Ди­а­гноз – рак пря­мой киш­ки. Мои кол­ле­ги ска­за­ли всю прав­ду. Это рак в од­ной из тя­же­лых форм, ко­то­рая обыч­но при­во­дит к смер­ти.

Я на­хо­дил­ся на об­сле­до­ва­нии в Он­ко­ло­ги­че­ском цен­тре «Пан­до­кра­тор» в Афи­нах. По­сле под­твер­жде­ния ди­а­гно­за оста­юсь один на один со сво­ей бо­лез­нью. И то­гда, в этот труд­ный час, об­ра­щаю свою ду­шу и серд­це к Бо­гу, в ко­то­ро­го я не ве­рил.

Я си­жу на кро­ва­ти, мои но­ги опу­ще­ны вниз. Ве­ду раз­го­вор с са­мим со­бой и об­ра­ща­юсь к Бо­гу: «Бо­же, я не ве­рил в Те­бя, го­во­рил, что все сказ­ки. Ду­мал, что вся опо­ра – в че­ло­ве­ке и в на­у­ке. Вот ви­дишь, те­перь все те­ря­ет свою цен­ность. При­ми же мое по­ка­я­ние и, ес­ли со­чтешь ме­ня до­стой­ным, ис­це­ли мою бо­лезнь через пред­ста­тель­ство Свя­то­го Нетлен­но­го Иоан­на Рус­ско­го».

Это бы­ло ис­крен­нее и ис­тин­ное «гре­шен» че­ло­ве­ка-вра­ча. В эту ми­ну­ту кто-то стук­нул в дверь. Во­шел мо­ло­дой под­тя­ну­тый кра­си­вый врач.

«Ну как, кол­ле­га,» – спра­ши­ва­ет он г-на Мат­зо­ро­са.

«Что де­лать, док­тор, уми­ра­ем». «Нет, ты не умрешь, -по­слы­шал­ся от­вет. – Всю твою бо­лезнь я бе­ру на се­бя».

«Я по­се­дел на сво­ей ра­бо­те и пре­крас­но знаю, что озна­ча­ет моя бо­лезнь. Кто вы, мо­ло­дой че­ло­век?»

«Я – тот, ко­го вы про­си­ли о по­мо­щи». И вы­шел.

Боль­ной в ко­ри­до­рах боль­ни­цы стал ис­кать и спра­ши­вать о мо­ло­дом вра­че. Кол­ле­ги удив­лен­но по­жи­ма­ли пле­ча­ми и го­во­ри­ли, что ви­де­ние – плод гал­лю­ци­на­ции.

Нет, врач – ра­ко­вый боль­ной, уве­рен, что го­во­рил с Бо­гом и со Свя­тым. На­ста­и­ва­ет на по­втор­ном об­сле­до­ва­нии.

Вы­хо­дит по­втор­ный ди­а­гноз – аб­со­лют­но здо­ров. Сколь­ко лю­дей ви­де­ли эти две ме­ди­цин­ские кар­ты: од­ну – с под­твер­жде­ни­ем ра­ка, дру­гую – с при­зна­ни­ем пол­но­го здо­ро­вья.

И вот пись­мо: «Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство! Я не ве­ру­ю­щий… Но я ви­дел Свя­то­го и ис­це­лил­ся». 10 ап­ре­ля 1964 г.

Чу­де­са с детьми

Осо­бую лю­бовь пи­та­ет Свя­той Иоанн к ма­лым де­тям. Это на­по­ми­на­ет нам преж­де все­го лю­бовь Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста к де­тям: «Оставь­те де­тей и не пре­пят­ствуй­те им при­хо­дить ко Мне». (Мф.18:3-10, 14).

«Ис­тин­но го­во­рю вам, ес­ли вы не из­ме­ни­тесь и не ста­не­те сми­рен­ны­ми, про­сты­ми и бес­хит­рост­ны­ми, как де­ти, не смо­же­те вой­ти в Цар­ствие Небес­ное». (Мф.18-3).

Ис­це­ля­ют­ся два бра­та

В од­ном бед­ном до­ме, в г. Ли­ма­сол на ост­ро­ве Кипр, жи­вет в тру­дах и скор­бях се­мья. Двое де­тей – два бра­ти­ка, 6-ти и 8-ми лет -стра­да­ли бе­ло­кро­ви­ем.

Ро­ди­те­ли и вра­чи ве­ли непре­стан­ную борь­бу за здо­ро­вье этих де­тей. При ви­де блед­ных лиц и тще­душ­ных тел сво­их чад серд­це ро­ди­тель­ское сжи­ма­лось от скор­би.

И вот кто-то им рас­ска­зал о Свя­том Иоанне Рус­ском – Чу­до­твор­це, мо­щи ко­то­ро­го по­ко­ят­ся в Гре­ции. Вста­ет на мо­лит­ву ко­ле­но­пре­кло­нен­ная мать, мо­лит­ся отец. Ве­чер. Ого­нек лам­пад­ки туск­ло осве­ща­ет блед­ные ли­ца де­тей. «Свя­тый Иоанне, – шеп­чет мать, – сде­лай так, чтобы мои дет­ки вы­здо­ро­ве­ли, я не вы­дер­жу боль­ше этой му­ки. Свя­тый Иоанне, прий­ди, по­се­ти мой дом, здесь в Ли­ма­со­ле, прий­ди днесь и по­мо­ги на­ше­му го­рю».

Отец в глу­хих ры­да­ни­ях встал, вста­ла и мать. Утром, по­дой­дя к кро­ват­ке де­тей, ви­дят ро­ди­те­ли, что внеш­ний вид их со­вер­шен­но из­ме­нил­ся. Раз­бу­ди­ли их ро­ди­те­ли и ско­рей от­пра­ви­лись к вра­чу. «Но, до­ро­гие мои, – го­во­рит док­тор, – мы же со­всем недав­но про­ве­ли ана­лиз кро­ви, не мучь­те де­тей». Мать, од­на­ко, на­сто­я­ла. И, о чу­до! Ана­лиз под­твер­жда­ет нор­маль­ный со­став кро­ви. Ве­ра со­вер­ши­ла это чу­до!

Счаст­ли­вые ро­ди­те­ли за­ка­за­ли фигур­ки де­тей из вос­ка в пол­ный рост. На са­мо­ле­те при­ле­те­ли они в Афи­ны, а от­ту­да – к чу­до­твор­ным мо­щам Свя­то­го Иоан­на. Вся се­мья вста­ла на ко­ле­ни, про­из­но­ся сло­ва бла­го­дар­но­сти. По­сле их ухо­да из Хра­ма оста­лись две вос­ко­вые фигур­ки де­тей в вос­по­ми­на­ние о чу­дес­ном ис­це­ле­нии. До сих пор этот дар на­хо­дит­ся в Хра­ме Иоан­на Рус­ско­го как сим­вол люб­ви Бо­га и Свя­то­го Иоан­на. 30 июня 1980 г.

Бо­же­ствен­ное ви­де­ние

«У вас впе­ре­ди вся жизнь, вы мо­ло­ды. Это ваш пер­вый ре­бе­нок. Ни­че­го не по­де­ла­ешь. Нуж­но вам знать всю прав­ду. Ва­ше ча­до умрет. У ре­бен­ка тя­же­лая фор­ма бе­ло­кро­вия. То немно­гое вре­мя, ко­то­рое ему оста­лось жить, пусть он про­ве­дет до­ма, под на­блю­де­ни­ем ме­ди­цин­ско­го пер­со­на­ла. Не рас­стра­и­вай­тесь. Вы еще мо­ло­ды».

Та­ки­ми сло­ва­ми про­во­жал пе­ди­атр од­ной из дет­ских боль­ниц Афин ро­ди­те­лей трех­ме­сяч­но­го ре­бен­ка, уми­рав­ше­го от бе­ло­кро­вия.

В до­ме со­бра­лись род­ствен­ни­ки се­мьи (все­го 35 че­ло­век), чтобы под­дер­жать в труд­ную ми­ну­ту несчаст­ных ро­ди­те­лей.

И вот отец ре­бен­ка в ми­ну­ту скор­би об­ра­ща­ет­ся к Свя­то­му Иоан­ну: «Свя­тый Иоанне! Нет сил ви­деть, как мой пер­ве­нец ухо­дит из жиз­ни. Вспом­ни, Свя­тый, как мы при­вез­ли его в Храм, но­ся­щий твое имя и кре­сти­ли ма­лы­ша. (За пе­ри­од с 1925 го­да в Хра­ме Свя­то­го Иоан­на кре­сти­ли II 253 ре­бен­ка). По­мо­ги мне…»

И в это мгно­ве­ние род­ствен­ни­ки, си­дев­шие ря­дом с ры­да­ю­щим от­цом, ви­дят, как ма­лют­ка неожи­дан­но от­крыл гла­за и по­ка­зал на сте­ну. На ви­ду у всех об­раз Свя­то­го Иоан­на, как си­я­ю­щая мол­ния, по­явил­ся в до­ме и ис­чез. Ре­бе­нок вы­здо­ро­вел. Да сла­вит­ся Имя Гос­подне и Свя­тых Его. 27 июля 1981 г.

Как в кни­ге по За­ко­ну Бо­жье­му

В од­ной из дет­ских боль­ниц Афин ден­но и нощ­но де­жу­рит у из­го­ло­вья сво­е­го боль­но­го ре­бен­ка мать. При­ве­зен­ный из г. Пат­ры в сто­ли­цу маль­чик дол­гие го­ды стра­дал па­ра­ли­чом ног (в его ме­ди­цин­ской кар­те име­ют­ся все ре­зуль­та­ты ана­ли­зов и об­сле­до­ва­ний).

Обостре­ние бо­лез­ни (от­сут­ствие ас­бе­ста в ор­га­низ­ме) за­ста­ви­ло ро­ди­те­лей сроч­но гос­пи­та­ли­зи­ро­вать ре­бен­ка. В один из ве­че­ров, на за­ка­те солн­ца, мать-си­дел­ка вспом­ни­ла в боль­нич­ной па­ла­те свой го­род Пат­ры и ма­лень­кую ча­сов­ню Бо­жи­ей Ма­те­ри, ку­да она ча­сто при­хо­ди­ла с детьми или од­на. Мыс­лен­но пе­ре­не­сясь в род­ные ме­ста, несчаст­ная мать в скор­би об­ра­ти­лась в мо­лит­ве к Бо­жи­ей ма­те­ри: «Бо­го­ро­ди­це, Де­во слад­чай­шая, Ты, пре­тер­пев­шая го­ре­сти, по­мо­ги мо­е­му ча­ду. По­шли, Вла­ды­чи­це, нам в по­мощь Свя­то­го, взи­рая на скорбь ди­тя­ти». «Ма­ма, с кем ты раз­го­ва­ри­ва­ешь?» «Вот, мой маль­чик, ты пом­нишь, на­вер­ное, как чи­тал в кни­гах по За­ко­ну Бо­жье­му, что, ко­гда Гос­подь жил в Па­ле­стине, Он ис­це­лял бес­но­ва­тых, от­кры­вал гла­за сле­пым, под­ни­мал па­ра­ли­ти­ков, вос­кре­шал мерт­вых. Об­ра­тись к Нему и ты, ди­тя мое, и Он услы­шит те­бя – хо­ро­ше­го маль­чи­ка, по­про­си Его ис­це­лить те­бя».

Ре­бе­нок смот­рит на мать, по­том на ухо­дя­щее солн­це, на небе­са, и за­сы­па­ет.

Но­чью ма­лень­кий Ге­ор­гий ви­дит во сне пре­крас­но­го всад­ни­ка, ко­то­рый оста­нав­ли­ва­ет­ся пря­мо пе­ред ним.

— Встань на но­ги, Ге­ор­гий, сде­лай пры­жок и вско­чи ко мне в сед­ло!

— Но я па­ра­ли­зо­ван­ный, мои нож­ки не мо­гут ме­ня под­нять.

-Дай твою ру­ку, маль­чик, под­ни­мись на ло­шадь. Я – Свя­той Иоанн из Рос­сии. Ме­ня по­слал Гос­подь, чтобы ис­це­лить те­бя Его бла­го­да­тию и си­лой. Ре­бе­нок в по­лу­сне бо­рет­ся с неду­гом, ста­ра­ет­ся дви­нуть­ся с ме­ста. Просну­лась мать, услы­шав сло­ва: «Ма­ма, дер­жи ме­ня. Свя­той Иоанн из Рос­сии при­ка­зал мне встать».

Утром, ко­гда ноч­ные мед­сест­ры со­об­щи­ли док­то­ру, что па­ра­ли­зо­ван­ный ре­бе­нок, при­ве­зен­ный из Патр, встал на но­ги и по­шел этой но­чью, врач по­спе­шил к ис­це­лив­ше­му­ся. Стук­нул мо­ло­точ­ком по ко­лен­кам, кос­нул­ся игол­кой но­ги. Ре­ак­ция нор­маль­ная.

«Вы сво­бод­ны, – про­из­нес про­фес­сор. – Сам Гос­подь про­явил здесь Свою си­лу». 17 ав­гу­ста 1977 г.

Ак­ро­ме­га­лия

Вра­чи ка­те­го­рич­ны: «Ваш ре­бе­нок, – объ­яс­ня­ют они ро­ди­те­лям, – име­ет врож­ден­ную ред­кую бо­лезнь, при­чем в ее са­мой тя­же­лой фор­ме. Он очень слаб и ка­кую бы под­го­тов­ку мы не про­ве­ли к этим двум необ­хо­ди­мым ему опе­ра­ци­ям, он все рав­но не вы­дер­жит. Бу­дем ждать раз­ви­тия его ор­га­низ­ма». Ве­ду­щим вра­чом был неза­бвен­ный про­фес­сор Хо­ре­мис.

Мать ре­бен­ка не ве­рит док­то­ру и убеж­да­ет му­жа про­дать иму­ще­ство и на эти день­ги по­ехать в Ин­сти­тут здо­ро­вья ре­бен­ка в Па­риж. Но и здесь несчаст­ные ро­ди­те­ли услы­ша­ли тот же ди­а­гноз и тот же со­вет. Од­но го­во­рят вра­чи, дру­гое твер­дит мать.

Мать, ко­то­рая со­зда­на Бо­гом быть со­твор­цом, по­мощ­ни­ком в Его де­ле. Мать, ко­то­рая стра­да­ет и от­да­ет всё ра­ди пло­да сво­е­го чре­ва -ра­ди чад сво­их. Она по­вто­ря­ла лишь од­но: «Спа­си­те мо­е­го ре­бен­ка».

Неожи­дан­но в боль­ни­це у маль­чи­ка под­ни­ма­ет­ся тем­пе­ра­ту­ра и на­чи­на­ет­ся жар. Как кор­шун, хва­та­ет жен­щи­на ме­чу­ще­го­ся в бес­па­мят­стве ре­бен­ка и бе­жит к вы­хо­ду боль­ни­цы, вы­зы­вая удив­ле­ние окру­жа­ю­щих. Сев в пер­вое по­пав­ше­е­ся так­си, она едет в Бюс­си – из­вест­ный ку­рорт в цен­траль­ной Фран­ции. Там на­хо­дит­ся Рус­ский Пра­во­слав­ный Мо­на­стырь Бо­жи­ей Ма­те­ри. Жен­щи­на слы­ша­ла о его су­ще­ство­ва­нии в свой пер­вый при­езд во Фран­цию, бу­дучи еще сту­дент­кой. Гре­чан­ка вхо­дит в мо­на­стырь и на­прав­ля­ет­ся к иконе Бо­го­ро­ди­цы: «Вла­ды­чи­ца моя, нет у ме­ня боль­ше сил. Ес­ли мо­е­му ре­бен­ку суж­де­но уме­реть, пусть он умрет пе­ред тво­ей ико­ной. Мо­лю Те­бя, Пре­чи­стая, Те­бя, что ви­де­ла Сво­е­го дра­го­цен­но­го Сы­на рас­пя­тым на Кре­сте. Ты, ко­то­рая вы­дер­жа­ла все, по­мо­ги и мне одо­леть свое го­ре».

В церк­ви в это вре­мя на­хо­дил­ся некто Сер­гей Ива­но­вич Рос­сос, знав­ший немно­го гре­че­ский язык и жив­ший ко­гда-то в Афи­нах. Он уви­дел несчаст­ную жен­щи­ну, по­до­шел к ней и ска­зал: «У вас в Гре­ции по­ко­ят­ся мо­щи од­но­го на­ше­го зем­ля­ка. Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го. По его мо­лит­вам со­вер­ша­ют­ся чу­де­са. Мно­гие го­ды я но­шу при се­бе его ико­ну и все­гда к нему об­ра­ща­юсь. Этой ико­ной я бла­го­слов­лю ва­ше­го ре­бен­ка и бу­дем на­де­ять­ся на ми­лость Бо­жию».

В тот са­мый миг, ко­гда ико­на Свя­то­го кос­ну­лась лба ре­бен­ка, его на­ча­ло тря­сти, как в ли­хо­рад­ке, все те­ло по­кры­лось хо­лод­ным по­том. Мать кос­ну­лась лба ре­бен­ка. Жар спал!

Тут же со­вер­ши­ли все­нощ­ное бде­ние, а утром мать вер­ну­ла ди­тя в боль­ни­цу и ре­ши­ла оста­вить его на ле­че­ние. Через три ме­ся­ца, без вся­кой опе­ра­ции, бы­ло уста­нов­ле­но, что ске­лет боль­но­го раз­ви­ва­ет­ся нор­маль­но, что ис­крив­лен­ные ру­ки и но­ги вы­пря­ми­лись.

«Чрез­вы­чай­ный слу­чай в на­у­ке», – ска­за­ли фран­цуз­ские вра­чи.

«Чрез­вы­чай­ный слу­чай ве­ры и по­мо­щи Свя­тых», – го­во­рит мать и не мо­жет на­гля­деть­ся на сы­на. ко­то­рый, пол­ный сил, каж­дый день от­прав­ля­ет­ся в шко­лу. 12 но­яб­ря 1974 г.

Апо­плек­си­че­ский удар

Су­пру­ги Па­па­ди­мит­риу при­вез­ли сво­е­го боль­но­го сре­ди­зем­но­мор­ской ане­ми­ей ре­бен­ка в ко­ма­тоз­ном со­сто­я­нии в дет­скую боль­ни­цу «Айя Со­фия» в Афи­нах.

На этот раз это – не обостре­ние бо­лез­ни. В рент­ге­нов­ском ка­би­не­те врач по­ка­зал ма­те­ри эн­це­фа­ло­грам­му, на кон­то­рой бы­ли вид­ны об­ра­зо­вав­ши­е­ся в со­су­дах го­лов­но­го моз­га тром­бы. «Это вер­ная сметь», – шеп­чет врач, ука­зы­вая на за­би­тые тром­ба­ми со­су­ды.

В неутеш­ном го­ре мать, уро­жен­ка ост­ро­ва Эв­бея, мыс­лен­но об­ра­ща­ет­ся с мо­лит­вой к Свя­то­му Иоан­ну Рус­ско­му: «Свя­тый Иоанне, спа­си мою ма­лень­кую Ва­су­лу».

И в этот мо­мент и врач, и ро­ди­тель­ни­ца ви­дят на эн­це­фа­ло­грам­ме, как буд­то бы чья-то неви­ди­мая ру­ка рас­тво­ря­ет тром­бы в со­су­дах и слы­шат го­лос проснув­ше­го­ся ре­бен­ка: «Ма­моч­ка, где ты?» «Здесь», – ед­ва слыш­но успе­ла от­ве­тить жен­щи­на и за­ли­лась го­ря­чи­ми сле­за­ми бла­го­дар­но­сти. Сколь ве­лик еси Ты. Гос­по­ди, во Свя­тых Сво­их!

Сей­час ис­це­лен­ная Ва­су­ла са­ма уже ста­ла ма­те­рью и рас­тит чу­дес­но­го сы­на. 4 июня 1976 г.

Тра­ге­дия ма­лень­ко­го ре­бен­ка

Каж­дая мать хо­чет, чтобы ее ре­бе­нок был са­мым луч­шим. В од­ном бед­ном до­миш­ке сре­ди уз­ких уло­чек, что вы­хо­дят к Церк­ви Пан­да­нассах в Пат­рах, про­изо­шла тра­ге­дия.

С пер­вых ми­нут рож­де­ния вто­ро­го ре­бен­ка в се­мье мать, уви­дев но­во­рож­ден­но­го, при­шла в ужас. Язык мла­ден­ца вы­со­вы­вал­ся на­ру­жу. Корм­ле­ние гру­дью бы­ло невоз­мож­но. Язык был длин­нее обыч­но­го на 3-4 сан­ти­мет­ра. С это­го мо­мен­та на­ча­лись му­че­ния. Мать не по­ка­зы­ва­ет­ся с ре­бен­ком на лю­дях. Три го­да под­ряд она ез­дит по боль­ни­цам Афин. А язык меж­ду тем про­дол­жа­ет рас­ти и сви­са­ет уже ни­же под­бо­род­ка.

«Бо­же мой, – умо­ля­ет мать. – Ука­жи нам, что де­лать!»

Вра­чи со­ве­ту­ют сде­лать опе­ра­цию, пол­но­стью ам­пу­ти­ро­вать язык. Но при этом ре­бе­нок дол­жен остать­ся на всю жизнь немым. Бед­ные ро­ди­те­ли за­ни­ма­ют день­ги и от­прав­ля­ют­ся на кон­суль­та­цию в Сток­гольм, в Шве­цию. Швед­ские вра­чи так­же со­ве­ту­ют опе­ра­цию.

В скор­би се­мья воз­вра­ща­ет­ся в Гре­цию. Род­ные и близ­кие, ожи­дав­шие хоть ка­ко­го-то про­блес­ка на­деж­ды, не на­хо­ди­ли слов, чтобы уте­шить ро­ди­те­лей ре­бен­ка. И вот в тол­пе по­слы­шал­ся го­лос од­ной из род­ствен­ниц ве­ру­ю­щей жен­щи­ны: «Я ве­рю, что Гос­подь услы­шит на­шу мо­лит­ву. Ты, как мать, дай обет Свя­то­му Иоан­ну Рус­ско­му, Свя­то­му, ко­то­ро­го ча­сто по­сы­ла­ет Все­выш­ний для ока­за­ния по­мо­щи лю­дям. Мо­лись усерд­но о по­мо­щи. А сей­час пой­дем в храм Пан­да­насса».

Как пи­шет пи­са­тель Алек­сис Ка­рел: «Мо­лит­ва, воз­но­си­мая на­ми за дру­гих, са­мая дей­ствен­ная и все­гда бы­ва­ет услы­шана Бо­гом». Ста­рый свя­щен­ник со­вер­ша­ет мо­ле­бен Свя­то­му, со­вер­ша­ет­ся Ма­лое Все­нощ­ное бде­ние, по­сле ко­то­ро­го все род­ствен­ни­ки ти­хо на­прав­ля­ют­ся по до­мам. И вдруг в од­ной из ком­нат раз­да­ет­ся крик ма­те­ри: «Свя­тый Иоанне, сколь быст­ро ты по­спе­шил на по­мощь на­шей бо­ли. Что ви­дят мои по­туск­нев­шие от го­ря гла­за. Все ста­ли сви­де­те­ля­ми, как му­че­ние ре­бен­ка кон­чи­лось. Язык вер­нул­ся на свое ме­сто и ре­бе­нок за­го­во­рил».

Факт, необъ­яс­ни­мый че­ло­ве­че­ской ло­ги­кой. Факт, ко­то­рый для мно­гих лишь вы­ду­ман­ные сказ­ки. Для мно­гих, тех, кто не мо­жет пре­одо­леть го­лую ло­ги­ку. Но для ве­ру­ю­щих все об­сто­ит очень про­сто. Все для ве­ру­ю­щих име­ет свое объ­яс­не­ние.

«Ве­ра есть на­блю­де­ние за ве­ща­ми, недо­ступ­ны­ми гла­зу».

Ве­ра есть под­твер­жде­ние то­го, че­го не мо­гут ви­деть те­лес­ные гла­за. (Евр.11:1) 16 мая 1966 г.

100 ки­ло­мет­ров пу­ти

В го­ро­де Эс­ти­эа, на се­ве­ре ост­ро­ва Эв­бея, ро­дил­ся ре­бе­нок с вы­вер­ну­ты­ми нож­ка­ми, по­вер­ну­ты­ми к спине. Три с по­ло­ви­ной го­да ро­ди­те­ли и вра­чи бо­ро­лись с неду­гом. По­сле несколь­ких опе­ра­ций вра­чам уда­лось, на­ко­нец, вер­нуть ниж­ние ко­неч­но­сти в нор­маль­ное по­ло­же­ние.

Од­на­ко ро­ди­те­лям бы­ло ска­за­но, что ре­бе­нок хо­дить не бу­дет, по­вре­жде­ны дви­га­тель­ные нер­вы. До­ма отец, взи­рая на свое па­ра­ли­зо­ван­ное ди­тя, вспом­нил про Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го и об­ра­тил­ся к нему в мо­лит­ве с та­ки­ми сло­ва­ми: «Свя­тый Иоанне, не смо­гу я ли­це­зреть всю жизнь несча­стье и боль это­го ре­бен­ка. Столь­ких ты ис­це­лил, по­мо­ги и мо­е­му бед­но­му ди­тя­те, укре­пи его нож­ки. Обе­щаю, что бо­сым прой­ду пеш­ком в Храм твой. Нет у ме­ня ни­ка­ких под­но­ше­ний те­бе. Один ба­ра­шек есть у ме­ня в са­ду, его те­бе и при­не­су».

И вот бо­си­ком от­пра­ви­лись ро­ди­те­ли пеш­ком из Эс­ти­эи в Про­ко­пи­он, неся на ру­ках ре­бен­ка и яг­нен­ка. Шли два дня и две но­чи по ле­сам и овра­гам се­вер­ной Эв­беи с тай­ной на­деж­дой, что Свя­той услы­шит их моль­бы при­дя в Храм Свя­то­го Иоан­на, пут­ни­ки со­вер­ши­ли мо­ле­бен у Свя­тых мо­щей, дер­жа на ру­ках ре­бен­ка и ба­раш­ка. Мол­ча­ние и боль ца­ри­ли в эту ми­ну­ту в церк­ви.

Ве­че­ром несчаст­ная се­мья от­ка­зы­ва­ет­ся ид­ти в го­сти­ни­цу и про­во­дит ночь у две­рей хра­ма. По­сле по­лу­но­чи отец бу­дит ре­бен­ка со сло­ва­ми: «Встань, ди­тя. Свя­той со­вер­шил над то­бой чу­до. Иди и при­не­си мне во­ды». И ре­бе­нок впер­вые в сво­ей жиз­ни под­ни­ма­ет­ся са­мо­сто­я­тель­но на но­ги и де­ла­ет пер­вые ша­ги.

И вот в но­чи раз­да­ет­ся воз­глас ра­до­сти. Просну­лась вся де­рев­ня, па­лом­ни­ки, чтобы сво­и­ми гла­за­ми уви­деть про­яв­ле­ние си­лы Бо­жи­ей по мо­лит­вам Свя­то­го.

С то­го дня еже­год­но в Храм при­ез­жа­ет стат­ный мо­ло­дой че­ло­век с яг­нен­ком в ру­ках. Он при­кла­ды­ва­ет­ся к Свя­тым мо­щам и с ми­ром воз­вра­ща­ет­ся до­мой. 19 сен­тяб­ря 1976 г.

В он­ко­ло­ги­че­ской боль­ни­це «Агиос Сав­вас», 1978 год

В Афи­нах в Он­ко­ло­ги­че­ском цен­тре жен­щи­на бо­рет­ся с бо­лез­нью ве­ка – ра­ком. Бо­лезнь по­бе­ди­ла. Вра­чи со­об­щи­ли де­тям о том, чтобы они за­бра­ли мать до­мой.

«Не мучь­те мать в боль­ни­це. По­ло­же­ние без­на­деж­ное. Луч­ше пусть уми­ра­ет до­ма. Так спо­кой­нее и ей и вам». Пя­те­ро де­тей, при­е­хав­ших в боль­ни­цу из Ка­ва­лы, со сле­за­ми слу­ша­ют за­клю­че­ние вра­чей. Они пла­чут о ма­те­ри, о том един­ствен­ном су­ще­стве, ко­то­рое име­ет каж­дый из нас в жиз­ни.

В эту ми­ну­ту в две­ри па­ла­ты по­ка­за­лась незна­ко­мая жен­щи­на. «Это ва­ша ма­ма? – спро­си­ла она. – Не плачь­те. Вы­ше всех на­ук и вра­чей – Бог и Свя­тые Его. По-че­ло­ве­че­ски вы сде­ла­ли все, что смог­ли. Я ез­ди­ла ко­гда-то на по­кло­не­ние к мо­щам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го на о. Эв­бею. Взя­ла с со­бой немнож­ко мас­ла из лам­пад­ки у мо­щей, чтобы по­ма­зать ко­го-ни­будь из боль­ных, на­хо­дя­щих­ся здесь, в на­шей боль­ни­це. По­ма­жу и ва­шу ма­му, а там, как Бо­гу бу­дет угод­но».

Дей­стви­тель­но, как важ­ны сло­ва, участ­ли­вость, под­держ­ка для бо­ля­ще­го, ле­жа­ще­го в скор­би. Да­же про­сто сесть ря­дом, ни­че­го не го­во­ря – это уже при­да­ет си­лу стра­даль­цам. Неиз­вест­ная жен­щи­на ват­кой, смо­чен­ной в мас­ле из лам­пад­ки, по­ма­за­ла лоб боль­ной и вы­шла. Бо­же­ствен­ная си­ла пе­ре­да­ет­ся и пря­мо, и через свя­тые пред­ме­ты, через мо­щи Свя­тых, лам­пад­ное мас­ло, свя­тую во­ду. Это ве­ра Церк­ви в це­ли­тель­ную си­лу Хри­ста. При­чем та­кой сми­рен­ный спо­соб пе­ре­да­чи неру­ко­твор­ной энер­гии Бо­га в на­ши те­ла, в на­ши бо­лез­ни, на­зван от­ца­ми церк­ви: «выс­шей бо­го­при­ят­ной те­ра­пи­ей». Св. Иоанн Зла­то­уст пи­сал: «Мы глу­бо­ко ве­ру­ем в то, что недо­стой­ны, чтобы при­шел к нам сам Хри­стос или один из Свя­тых Его, но мо­жет сни­зой­ти на нас бла­го­дат­ная ис­це­ля­ю­щая си­ла са­мым до­ступ­ным и про­стым спо­со­бом. Раз­ве в про­стом хле­бе и про­стом вине мы не ви­дим в Та­ин­стве Ев­ха­ри­стии Са­мо­го Хри­ста?»

Но вер­нем­ся к на­шей те­ме. Через неко­то­рое вре­мя боль­ная при­шла в се­бя, от­кры­ла гла­за и уви­де­ла сво­их пла­чу­щих де­тей. Сде­ла­ла знак ру­кой. К ней на­гну­лась стар­шая дочь.

— По­че­му вы так пла­че­те?

— Ма­ма, ты несколь­ко дней нас не ви­де­ла и не мог­ла го­во­рить. А те­перь спра­ши­ва­ешь, по­че­му мы пла­чем.

— Да, зна­ешь, несколь­ко ми­нут на­зад при­шел ко мне ка­кой-то сол­дат, ска­зал, что его зо­вут Иоанн Рус­ский, пе­ре­кре­стил мне лоб ват­кой, смо­чен­ной в лам­пад­ном мас­ле и ска­зал: «Воз­вра­щай­ся к жиз­ни». Жен­щи­на, на­хо­див­ша­я­ся в тис­ках страш­ной неиз­ле­чи­мой бо­лез­ни, ис­це­ли­лась. И жи­вет сей­час со сво­и­ми детьми и вну­ка­ми по Сло­ву Бо­жье­му. 8 ав­гу­ста 1978 г.

«Сде­лай­те тре­па­на­цию че­ре­па»

В Афи­нах из­вест­ный ин­же­нер-стро­и­тель, про­шед­ший мно­же­ство об­сле­до­ва­ний, по­лу­ча­ет на ру­ки ди­а­гноз вра­чей: силь­ные го­лов­ные бо­ли объ­яс­ня­ют­ся зло­ка­че­ствен­ной опу­хо­лью го­лов­но­го моз­га.

Боль­но­му со­ве­ту­ют опе­ра­цию на че­ре­пе с це­лью из­вле­че­ния опу­хо­ли. На во­прос о по­след­стви­ях вра­чи го­во­рят ему всю прав­ду. Боль­ной от­ка­зы­ва­ет­ся от хи­рур­ги­че­ско­го вме­ша­тель­ства, под­вер­гая се­бя ужас­ным стра­да­ни­ям.

Через несколь­ко дней по­сле это­го со­бы­тия, ра­но утром, на рас­све­те, в квар­ти­ре боль­но­го раз­да­ет­ся зво­нок: «Дя­дя, это ты? – по­слы­шал­ся го­лос его две­на­дца­ти­лет­ней пле­мян­ни­цы. -Из­ви­ни, что я те­бе так ра­но зво­ню, но я толь­ко что просну­лась, я ви­де­ла сон про те­бя. Я ви­де­ла вы­со­ко­го свет­ло­во­ло­со­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый ска­зал мне: «Де­воч­ка, я – Свя­той Иоанн Рус­ский. Пусть твой дя­дя со­гла­ша­ет­ся на опе­ра­цию. Я по­мо­гу хи­рур­гу, с тво­им дя­дей ни­че­го не слу­чит­ся». Вот, дя­дя, не взду­май ска­зать «нет» Свя­то­му».

Так, боль­ной ин­же­нер со­гла­сил­ся на опе­ра­цию, ему вы­ре­за­ли опу­холь.

Как си­я­ли ли­ца всех тех, кто при­е­хал в Храм, и са­мо­го ин­же­не­ра с пле­мян­ни­цей. Го­ло­ва его еще бы­ла за­бин­то­ва­на.

«Вра­чи мне еще не раз­ре­ши­ли вы­хо­дить. Но я при­е­хал. Не мог ина­че. Я дол­жен был по­бла­го­да­рить от все­го серд­ца это­го Свя­то­го Чу­до­твор­ца, при­хо­дя­ще­го на по­мощь вез­де и все­гда». 10 мар­та 1980 г.

Пер­вым са­мо­ле­том

В од­ной из круп­ных боль­ниц Нью-Йор­ка го­то­вят­ся к опе­ра­ции. Зло­ка­че­ствен­ная опу­холь, по­хо­жая на боль­шую гру­шу, рас­по­ло­же­на в лег­ких боль­но­го Ге­ор­гия Ску­ра – гре­ка аме­ри­кан­ско­го про­ис­хож­де­ния.

Су­пру­га боль­но­го, г-жа Афа­на­сия, про­сит на неко­то­рое вре­мя от­ло­жить опе­ра­цию. Ди­рек­ция боль­ни­цы раз­ре­ша­ет двух­днев­ную от­сроч­ку.

Что про­изо­шло? В по­след­нюю ми­ну­ту жен­щи­на по­чув­ство­ва­ла, что непре­мен­но долж­на дать сво­е­му му­жу пе­ред опе­ра­ци­ей Свя­тую во­ду и по­ма­зать его мас­лом из лам­пад­ки, что у мо­щей Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го. Жен­щи­на зво­нит нам в храм и про­сит при­слать во­ду и мас­ло с пер­вым рей­сом са­мо­ле­та в Нью-Йорк. Мы вы­пол­ни­ли ее прось­бу. В аэро­пор­ту Нью-Йор­ка г-жа Афа­на­сия жда­ла не про­сто две бу­ты­лоч­ки с во­дой и мас­лом, жда­ла са­мо­го Свя­то­го. Со сле­за­ми она бе­рет па­кет. Как на кры­льях ле­тит в боль­ни­цу.

Г-н Ге­ор­гий с бла­го­дар­но­стью сле­дит за дей­стви­я­ми су­пру­ги и по­лу­ча­ет от нее бла­го­сло­ве­ние – по­ма­за­ние лам­пад­ным мас­лом. По­том г-жа Афа­на­сия на­прав­ля­ет­ся к ди­рек­то­ру боль­ни­цы и про­сит его по­вто­рить рент­ге­но­ско­пию.

Чу­до, в ко­то­рое она ве­ри­ла, что оно дей­стви­тель­но про­изой­дет, про­изо­шло! Удив­лен­ные вра­чи убеж­да­ют­ся, что на но­вом рент­ге­нов­ском сним­ке опу­хо­ли боль­ше нет.

«Ин­те­рес­ный слу­чай на­уч­ной те­ра­пии», – в один го­лос ска­за­ли вра­чи.

«Ин­те­рес­ный слу­чай ис­це­ле­ния по мо­лит­вам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го», – ска­за­ла с ве­рой г-жа А. Ску­ра и уеха­ла из боль­ни­цы вме­сте с му­жем, воз­вра­щен­ным к нор­маль­ной жиз­ни. День и ночь она сла­вит Имя Гос­по­да и Свя­тых Его. 3 июня 1983 г.

«Дом – твой»

Г-жа Аре­ти К., вдо­ва, и ее един­ствен­ная дочь Хри­са еще не успе­ли прий­ти в се­бя от безвре­мен­ной кон­чи­ны му­жа и от­ца, как ока­за­лись пе­ред ли­цом че­ло­ве­че­ско­го бес­пра­вия. Трое бра­тьев умер­ше­го по­да­ли в тре­тей­ский суд Афин, за­явив о сво­их пра­вах на остав­лен­ное им недви­жи­мое иму­ще­ство (стро­я­щий­ся дом в цен­тре Афин), сто­и­мо­стью в де­сят­ки мил­ли­о­нов драхм. Все это на­след­ство, оста­вил су­пруг г-же Аре­ти. Трое бра­тьев по­лу­чи­ли свою до­лю. Вос­поль­зо­вав­шись смер­тью бра­та, они узна­ли, что есть ка­кие-то юри­ди­че­ские пра­ви­ла, по ко­то­рым и они то­же мо­гут по­тре­бо­вать часть иму­ще­ства. Суд удо­вле­тво­ря­ет иск, и бра­тья вы­иг­ры­ва­ют про­цесс. Мать и дочь по­ни­ма­ют, что по­па­ли в джунгли, где зве­ри бо­лее силь­ные по­жи­ра­ют бо­лее сла­бых. Но дру­го­го на­след­ства у них нет. По­это­му они ре­ша­ют всту­пить в же­сто­кую борь­бу. Стро­я­щий­ся дом – во­пло­ще­ние тру­да му­жа, но это и их един­ствен­ная эко­но­ми­че­ская ба­за в бу­ду­щем. Они по­да­ют на апел­ля­цию. Суд от­кло­ня­ет ее. Суд от­кло­ня­ет так­же и вто­рич­ную апел­ля­цию. Две жен­щи­ны от­прав­ля­ют­ся в по­след­нюю ин­стан­цию – Вер­хов­ный Суд.

Втор­ник, ве­чер. Мать и дочь раз­мыш­ля­ют о за­тра­чен­ных тру­дах, о борь­бе, о сво­ем ту­ман­ном бу­ду­щем. Ка­мень ле­жит на серд­це у жен­щин, они уби­ты по­ве­де­ни­ем род­ствен­ни­ков, пе­ре­жи­ва­ют, что нет ря­дом их адво­ка­та, ко­то­рый сроч­но уехал за гра­ни­цу. Лишь позд­но но­чью усну­ли из­му­чен­ные жен­щи­ны. Во сне вдо­ва ви­дит, как буд­то она бро­са­ет­ся с по­бо­я­ми на свою зо­лов­ку. В это вре­мя по­яв­ля­ет­ся неиз­вест­ный мо­ло­дой че­ло­век со спо­кой­ным ли­цом и про­из­но­сит: «Дом – твой. Я сам по­за­бо­тил­ся о ва­шем де­ле. В лю­бой опас­но­сти про­си­те по­мо­щи Бо­жи­ей, и нас – слу­жа­щих Ему. Я – Иоанн Рус­ский. Иди­те зав­тра в суд».

Сна как не бы­ва­ло. Мать и дочь на­чи­на­ют усерд­но мо­лить­ся. Утром в тре­тьем от­де­ле­нии су­да, пе­ред за­лом за­се­да­ния их адво­кат, су­мев­ший ка­ким-то об­ра­зом вер­нуть­ся к про­цес­су, да­ет им со­ве­ты. Нуж­но иметь спо­кой­ствие и сме­лость! Неве­до­ма бы­ла ему тай­ная на­деж­да жен­щин. И вот ре­ше­ние: Выс­ший апел­ля­ци­он­ный суд при­зна­ет, что дом при­над­ле­жит по пра­ву вдо­ве умер­ше­го и его до­че­ри.

Ко­гда обе жен­щи­ны при­шли к мо­щам Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го, они по­ве­да­ли нам: «Мы ни­ко­гда не зна­ли это­го Свя­то­го. Мы все­гда мо­ли­ли толь­ко Бо­га, у нас есть ду­хов­ный отец, мы при­ча­ща­ем­ся, но сю­да на Эв­бею мы ни­ко­гда не при­ез­жа­ли и ни­ко­гда не об­ра­ща­лись к Свя­то­му Иоан­ну. И вот мы по­ня­ли – Свя­тые жи­вут сре­ди нас и зна­ют все на­ши ча­я­ния». 28 мар­та 1985 г.

«Иоанн Рус­ский»

Два ча­са про­вел в мо­лит­ве и сле­зах г-н Кон­стан­тин По­ли­хран­ну, один из выс­ших го­судар­ствен­ных чи­нов­ни­ков стра­ны пе­ред ра­кой с мо­ща­ми Свя­то­го. Он был одет в пи­жа­му, и у се­вер­но­го вхо­да в храм его жда­ло так­си. Ко­гда за­кон­чи­лось это та­ин­ствен­ное об­ще­ние со Свя­тым, он мед­лен­ны­ми ша­га­ми на­пра­вил­ся к вы­хо­ду. Мы оста­но­ви­ли его. по­про­сив, ес­ли мо­жет, по­ве­дать о сво­ем го­ре. о том, по­че­му он так стран­но одет. и пред­ло­жи­ли ему ком­на­ты в го­сти­ни­це при церк­ви.

«Нет, ба­тюш­ка, бла­го­да­рю. Ме­ня на дол­гие го­ды успо­ко­ил этот Свя­той, ве­ли­кий Чу­до­тво­рец-Це­ли­тель. Се­го­дня утром в боль­ни­цу «Эван­ге­лиз­мос» при­шла же­на на­ве­стить ме­ня. Уже 10 лет я не мог под­ни­мать­ся на но­ги и сто­ять так, как стою сей­час. Это ре­зуль­тат хро­ни­че­ско­го за­боле­ва­ния нерв­ной си­сте­мы. бо­лез­ни, из-за ко­то­рой я по­те­рял ра­бо­ту, вы­шел на пен­сию и был по­ме­щен в боль­ни­цу с 80-про­цент­ным па­ра­ли­чом ног. Па­ра­лич и тя­же­лое пси­хи­че­ское со­сто­я­ние ве­ли ме­ня к мо­раль­ной смер­ти. Так вот. се­го­дня утром моя же­на при­шла ко мне и, ви­дя. что я еще сплю. се­ла ря­дом в крес­ло и са­ма вздрем­ну­ла. И ви­дит она сон. буд­то в со­сед­ней па­ла­те был об­ход вра­чей, сре­ди ко­то­рых на­хо­дил­ся и ка­кой-то неиз­вест­ный врач. К нему под­хо­дит моя же­на и го­во­рит: «Вы но­вый док­тор? Я вас еще ни ра­зу здесь не ви­де­ла. Очень про­шу вас, ря­дом в па­ла­те ле­жит мой муж. Он уже боль­ше 10 лет па­ра­ли­зо­ван. Вра­чи мне ска­за­ли, что я по­те­ряю сво­е­го су­пру­га, свою опо­ру в жиз­ни. Он умрет. По­дой­ди­те к нему. док­тор, по­смот­ри­те его. ска­жи­те и вы свое сло­во, обод­ри­те его».

«Иди­те, гос­по­жа, по­до­жди­те, я к нему по­дой­ду».

«А как вас зо­вут, док­тор?» – спро­си­ла жен­щи­на.

«Иоанн Рус­ский». – про­зву­чал от­вет. Моя же­на просну­лась и ви­дит ме­ня, пы­та­ю­ще­го­ся встать. «По­мо­ги мне. же­на, – го­во­рю я. ощу­щая, как буд­то чья-то силь­ная ру­ка под­ни­ма­ет ме­ня вверх. Я встал на но­ги. На кри­ки и плач мо­ей же­ны в па­ла­ту при­бе­жа­ли вра­чи и мед­сест­ры. За­ве­ду­ю­щий от­де­ле­ни­ем, ве­ру­ю­щий че­ло­век, был по­тря­сен рас­ска­зом мо­ей же­ны и тут же ска­зал: «Иди­те, возь­ми­те лю­бое так­си и по­ез­жай­те в Про­ко­пи­он, на о. Эв­бею. где по­чи­ва­ют мо­щи Свя­то­го Иоан­на. По­бла­го­да­ри­те Свя­то­го и воз­вра­щай­тесь за вы­пис­кой, ко­то­рую на сей раз под­пи­шет не врач, а сам Свя­той. Я, как врач и хри­сти­а­нин, ве­рю в то. что го­во­рю. Вы­ше всех на­ук сто­ит Все­силь­ный Бог со Свя­ты­ми Его».

Вот что ска­зал нам док­тор. А те­перь, ба­тюш­ка. вы нас бла­го­сло­ви­те».

Так мы по­зна­ко­ми­лись с этим бла­го­че­сти­вым че­ло­ве­ком, со сле­за­ми бла­го­да­рив­шим Свя­то­го Иоан­на.

Сло­ва бла­го­дар­но­сти жаж­дут про­из­не­сти мно­гие и мно­гие боль­ные и страж­ду­щие, на­хо­дя­щи­е­ся в скор­бях, по­хо­жие на тех. кто си­дел в древ­но­сти у ку­пе­ли, ожи­дая дви­же­ния во­ды, ко­гда ан­гел Гос­по­день сни­зой­дет с небес, дабы ощу­тить то чу­дес­ное ис­це­ле­ние, ко­то­рое по­сы­ла­ет Гос­подь сво­и­ми неве­до­мы­ми нам пу­тя­ми. 22 фев­ра­ля 1984 г.

«Раз­ве мож­но за­бы­вать дру­зей?»

Как толь­ко я слы­шу эту фра­зу, мне сра­зу хо­чет­ся по­сме­ять­ся с дя­дей Ни­ко, пен­си­о­не­ром, ра­бо­чим од­но­го за­во­да в Пи­рее. Дя­дя Ни­ко, лы­сый, в оч­ках, ко­то­рые он но­сит уже 20 лет по­сле опе­ра­ции ка­та­рак­ты, в сво­их мо­лит­вах на­зы­ва­ет Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го сво­им дру­гом. А Свя­тые и по­ис­ти­не на­ши дру­зья. «Я опять при­е­хал, ба­тюш­ка, к сво­е­му дру­гу, – го­во­рит он вся­кий раз, при­ез­жая к нам в храм.

— Не мо­гу не по­ста­вить све­чеч­ку сво­е­му дру­гу. Мы уже мно­го лет дру­зья! Все, что я ни по­про­шу, все он де­ла­ет, все».

И вот од­на­жды дя­дя Ни­ко при­е­хал рас­стро­ен­ный. Ни­ко­го не по­при­вет­ство­вал, идет сра­зу к сво­е­му дру­гу – Свя­то­му Иоан­ну. При­ло­жив­шись к мо­щам, под­хо­дит к нам по­ну­рый. «Со вче­раш­не­го дня я пе­ре­жи­ваю, -го­во­рит. – Вче­ра утром ку­пил ба­ра­нью пе­чень, от­дал жене, а сам взял кув­шин и по­ехал за раз­лив­ным ви­ном. Стою на све­то­фо­ре, вдруг слы­шу у се­бя в ма­шине го­лос: «Раз­ве мож­но за­бы­вать дру­зей, а?» Огля­дел­ся во­круг – ни­ко­го. Вхо­жу в ма­га­зин – слы­шу по ра­дио цер­ков­ные пес­но­пе­ния. «Вот, – го­во­рит про­да­вец, -транс­ли­ру­ют ли­тур­гию из Хра­ма Свя­то­го Иоан­на Рус­ско­го». Я опом­нил­ся, схва­тил свой пу­стой кув­шин и бро­сил­ся на­зад. Есть я ни­че­го не стал. Шут­ка ли, ко­гда те­бе сам Свя­той го­во­рит, что ты за­был его». Нет, дя­дя Ни­ко, ты был и оста­нешь­ся дру­гом Свя­то­го. Нам бы по­стиг­нуть твою про­сто­ту. Ты пре­взо­шел нас и мо­жешь быть та­ким дру­гом, ка­ким нам за­ве­щал быть Гос­подь. II ап­ре­ля 1985 г.

«Он вновь ска­зал: ма­ма»

В июне 1976 го­да в од­ну из гор­ных де­ре­ву­шек близ Ар­ты при­е­ха­ло трое под­рост­ков из че­ты­рех, что учи­лись в го­род­ской гим­на­зии. Не бы­ло толь­ко Афа­на­сия, сы­на Ди­мит­ры П. Един­ствен­ное ча­до в се­мье, он ра­но по­те­рял от­ца, стра­дав­ше­го за­боле­ва­ни­ем пе­че­ни. Мать, при всей сво­ей бед­но­сти, хо­те­ла, чтобы сын учил­ся. От­пра­ви­ла его в Ар­ту, здесь он кон­чил гим­на­зию, а по­том и ли­цей. Узнав, что ее сын не при­е­хал в де­рев­ню, мать бе­жит к его од­но­класс­ни­ку Г. Ги­узе­ли узнать, что слу­чи­лось. Ге­ор­гий рас­ска­зал ей всю прав­ду. Афа­на­сий с мар­та ме­ся­ца прак­ти­че­ски пе­ре­стал учить­ся, по­пал в плохую ком­па­нию, сдал ком­на­ту и ку­да-то ис­чез. «Пой­ми, те­тя Ди­мит­ра, с ним тво­рит­ся что-то нелад­ное».

Мать в ужа­се. От го­ря она да­же не мог­ла пла­кать. Ра­ди че­го же она во всем се­бе от­ка­зы­ва­ла, ра­ди ко­го она тер­пе­ла ли­ше­ния. На­ко­нец, она ре­ша­ет­ся ехать в Ар­ту. У со­се­дей квар­ти­ры, ко­то­рую она сни­ма­ла для сы­на, узна­ла все по­дроб­но­сти. Но ку­да ид­ти, где ис­кать сы­на? Воз­вра­тив­шись в се­ло, мать днем и но­чью мо­ли­лась о по­мо­щи Бо­жи­ей.

И вот, через че­ты­ре дня при­ез­жа­ет до­мой ее сын. Небри­тое ли­цо, злые гла­за. Она его не узна­ла. В ко­го он пре­вра­тил­ся. Вме­сто при­вет­ствия она услы­ша­ла лишь од­ну фра­зу: «Эй, у те­бя день­ги есть. Да­вай сю­да, я спе­шу».

Мать по­про­бо­ва­ла что-то ска­зать и воз­ра­зить, но по­лу­чи­ла удар в спи­ну. За­брав день­ги, сын ис­чез. Ис­тра­тив, он воз­вра­щал­ся вновь и вновь. Бил мать, за­би­рал день­ги и опять ис­че­зал.

Во­семь лет про­дол­жа­лась эта дра­ма. Мать пре­вра­ти­лась в жи­вой ске­лет. Уй­дет ли ее сын из шай­ки нар­ко­ма­нов или его по­са­дят? Или он по­гибнет физи­че­ски?

В без­на­деж­но­сти несчаст­ная жен­щи­на по­слу­ша­ла со­вет со­сед­ки: «По­ез­жай к мо­щам Свя­то­го Иоан­на на ост­ров Эв­бею. Он – Чу­до­тво­рец. По­про­си его, он услы­шит твою боль, по­мо­жет тво­ей пе­ча­ли».

Мать по­еха­ла. Со­вер­ши­ли мо­ле­бен пе­ред мо­ща­ми по­сле ко­то­ро­го бед­ная жен­щи­на вос­клик­ну­ла: «Воз­вра­ти мне мо­е­го сы­на, Свя­тый Иоанне. Най­ди его, вра­зу­ми его. Пусть, как и преж­де, он ска­жет мне: «Ма­ма».

На сле­ду­ю­щий день мы со­вер­ши­ли ли­тур­гию, по­ми­ная имя за­блуд­ше­го сы­на, и мать уеха­ла. В се­ле она на­шла дом от­кры­тым, ее сын ждал ее.

«Ма­ма, – пер­вое, что он ска­зал ей, – Я вер­нул­ся, ты хо­те­ла это­го. Я рас­ка­ял­ся во всем, что сде­лал. Я те­перь бу­ду жить в этом до­ме, до­ме мо­е­го от­ца. Толь­ко вче­ра я по­нял, что со­вер­шил пре­ступ­ле­ние пе­ред то­бой и пе­ред са­мим со­бой».

Мать не в си­лах бы­ла сдер­жать слез. Лишь ве­че­ром она смог­ла про­из­не­сти: «Доб­ро по­жа­ло­вать, ди­тя мое. Зав­тра утром я уеду по­бла­го­да­рить то­го, кто на­шел те­бя и вер­нул в дом».

Через два дня мы вновь уви­де­ли в хра­ме эту жен­щи­ну, ду­мая, что она еще не до­е­ха­ла до до­ма. Но нет, она до­е­ха­ла и об­ре­ла сво­е­го сы­на, ко­то­рый вновь ска­зал ей: «Ма­ма». 30 июня 1976 г.

Страст­ная Сед­ми­ца, 1980 год

Верб­ное вос­кре­се­нье, ве­чер. «Мы при­бы­ли, ба­тюш­ка, чтобы вме­сте с мо­ей су­пру­гой быть на служ­бах Страст­ной Сед­ми­цы у вас в Хра­ме. Мы хо­тим ис­по­ве­дать­ся и, ес­ли ока­жем­ся до­стой­ны­ми, при­ча­стить­ся Свя­тых Тайн. Но преж­де рас­ска­жем вам од­ну ис­то­рию. Око­ло ше­сти ме­ся­цев на­зад по­те­ря­лась на­ша дочь, сту­дент­ка тре­тье­го кур­са юри­ди­че­ско­го фа­куль­те­та Уни­вер­си­те­та. Од­на­жды она по­зво­ни­ла нам из Са­ло­ник и ска­за­ла, что по­ме­ня­ет адрес ме­сто­жи­тель­ства. Как толь­ко мы услы­ша­ли это, тут же ре­ши­ли ехать в Са­ло­ни­ки. Наш дом – в Ко­мо­по­ли. Хо­зяй­ка квар­ти­ры, ко­то­рую на­ша дочь сни­ма­ла, ска­за­ла, что де­воч­ка уеха­ла 8 дней на­зад, воз­мож­но, по­то­му, что за ней сле­ди­ла по­ли­ция, спе­ци­аль­ный от­дел по борь­бе с нар­ко­ти­ка­ми. В по­след­нее вре­мя она воз­вра­ща­лась на рас­све­те и спа­ла це­лы­ми дня­ми.

В Уни­вер­си­те­те нам ска­за­ли: «Разы­щи­те сроч­но свою дочь, она мо­жет пло­хо кон­чить». Но все на­прас­но.

Вдруг через два ме­ся­ца раз­дал­ся те­ле­фон­ный зво­нок. Это зво­ни­ла дочь. Она осы­па­ла мать гряз­ны­ми ру­га­тель­ства­ми и тре­бо­ва­ла не вме­ши­вать­ся в ее жизнь и пре­кра­тить по­ис­ки. Она не хо­чет боль­ше знать сво­их ро­ди­те­лей, не хо­чет учить­ся.

Вот, ба­тюш­ка, уже 6 ме­ся­цев мы ищем ее. Но она как сквозь зем­лю про­ва­ли­лась. Или уеха­ла из Гре­ции, или по­гиб­ла где-то от силь­ной до­зы нар­ко­ти­ков.

Эту Пас­ху мы не мог­ли на­хо­дить­ся до­ма. Вновь от­пра­ви­лись в Са­ло­ни­ки. Опять по­шли по гряз­ным при­то­нам и ба­рам и опять все бес­по­лез­но.

Это на­ша един­ствен­ная дочь. Без нее мы оди­но­ки в ми­ре. По­след­няя на­ша на­деж­да – Свя­той Иоанн-Чу­до­тво­рец. Вся Гре­ция зна­ет о его чу­де­сах! Вот мы и ре­ши­ли Страст­ную неде­лю про­ве­сти в ва­шем Хра­ме и мо­лить Свя­то­го о спа­се­нии на­шей доч­ки».

В Ве­ли­кую Суб­бо­ту, про­сто­яв служ­бу, услы­шав уми­ли­тель­ные пес­но­пе­ния – «Да мол­чит вся­кая плоть че­ло­ве­ча…» – су­пру­ги ре­ши­ли уехать и встре­тить Пас­ху у се­бя в де­ревне. От­пра­ви­лись они в даль­ний путь с тай­ной на­деж­дой на по­мощь. В сам день Пас­хи я, вы­хо­дя из юж­ных во­рот хра­ма с Пас­халь­ной све­чой в ру­ке, на­тал­ки­ва­юсь на уже зна­ко­мых мне су­пру­гов. «Ба­тюш­ка, ба­тюш­ка – вот на­ша доч­ка Эфи. На­ша лю­би­мая де­воч­ка. Мы ее на­шли до­ма. Она си­де­ла и жда­ла нас. Как нам от­бла­го­да­рить Ве­ли­ко­го Свя­то­го! Как нам от­бла­го­да­рить Гос­по­да! Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, и всем Свя­тым Тво­им!»

«Вот, Эфи, ви­дишь ра­дость тво­их ро­ди­те­лей? – ска­зал я. – Рад, что ты при­е­ха­ла сю­да к Свя­то­му Иоан­ну».

«Ба­тюш­ка, всю эту неде­лю я бы­ла меж­ду жиз­нью и смер­тью. Я все­гда вы­би­ра­ла смерть. Но чья-то неве­до­мая си­ла, нече­ло­ве­че­ская си­ла в пол­ном смыс­ле сло­ва вы­рва­ла ме­ня из лап смер­ти, вер­ну­ла к жиз­ни, при­ве­ла до­мой, а по­том сю­да, в храм. И се­го­дня я то­же бу­ду петь вме­сте со все­ми: «Хри­стос Вос­кре­се из мерт­вых». И Эфи за­ли­лась сле­за­ми в объ­я­ти­ях от­ца.

Ве­чер­няя Пас­халь­ная служ­ба за­дер­жа­лась на 20 ми­нут, но на­ча­лась она с вос­кре­се­ния Эфи. Пас­ха, 1980 г.

До­ро­гая ва­за

Ис­пу­ган­ные ли­ца, за­пла­кан­ные гла­за, страх, и да­же па­ни­ка обу­я­ли де­тей од­ной из на­чаль­ных школ Афин­ско­го рай­о­на Кал­ли­фея. Ка­те­ри­на, их од­но­класс­ни­ца, из пя­то­го клас­са, би­лась с ди­ки­ми кри­ка­ми в при­пад­ке на по­лу. С ней это ча­сто слу­ча­лось в клас­се, у дос­ки, в школь­ном дво­ре. Де­воч­ка бы­ла в по­сто­ян­ном стра­хе, по­чти не сме­я­лась и жи­ла кош­ма­ра­ми этих ужас­ных ми­нут. Ее ду­ше­раз­ди­ра­ю­щие кри­ки бо­лью от­зы­ва­лись в серд­цах де­тей. Пе­ред их гла­за­ми сто­ял безум­ный взгляд Ка­те­ри­ны, бью­щей­ся в при­пад­ке. День и ночь пре­сле­до­ва­ли всех эти страш­ные кар­ти­ны.

Во вре­мя при­пад­ка де­воч­ка то вы­ла, как со­ба­ка, то мя­у­ка­ла, как кош­ка, то ры­ча­ла, как ди­кий зверь, и хо­лод про­бе­гал по спине от этих зву­ков.

Ка­те­ри­на – не пси­хо­пат­ка, она пси­хи­че­ски здо­ро­ва. Она -бес­но­ва­тая. Пси­хо­па­тия – это за­боле­ва­ние при­род­ное, бес­но­ва­тость – это пор­ча ду­ха. При бес­но­ва­то­сти бес вхо­дит в че­ло­ве­ка и ве­дет его ку­да хо­чет – по пу­сты­ням и за­хо­лу­стьям жиз­ни.

Еще до шко­лы с Ка­те­ри­ной слу­ча­лись при­пад­ки. Те­перь она уже в пя­том клас­се, а все еще же­сто­ко му­ча­ет­ся от бе­сов. На­па­да­ла она и на ро­ди­те­лей. Те мо­ли­лись, во­зи­ли ее по свя­тым ме­стам. Де­воч­ка по­сти­лась и мо­ли­лась об ис­це­ле­нии Гос­по­ду, Бо­жи­ей Ма­те­ри, всем Свя­тым. Она слы­ша­ла, что де­мо­ны остав­ля­ют че­ло­ве­ка, ко­гда тот по­стит­ся и мо­лит­ся, об этом го­во­рил Сам Хри­стос сво­им Апо­сто­лам.

Два или три ра­за она при­ез­жа­ла с ро­ди­те­ля­ми и к Свя­то­му Иоан­ну Рус­ско­му – ис­пу­ган­ная, за­би­тая. На ко­ле­нях она об­ра­ща­лась к Свя­то­му со сло­ва­ми: «Доб­рый мой Свя­той Иоанн, про­шу те­бя от все­го серд­ца, ис­це­ли чу­дом и ме­ня. Чтобы не па­дать мне боль­ше, не уда­рять­ся о кам­ни, не из­да­вать ди­ких кри­ков и не пу­гать окру­жа­ю­щих – ро­ди­те­лей, дру­зей, од­но­класс­ни­ков. Доб­рый мой Свя­тый Иоанне, я рас­ту, я уже по­шла в пя­тый класс. Вся я по­кры­та си­ня­ка­ми от па­де­ний в при­пад­ках – до­ма, в шко­ле, на ули­це. Ты ис­це­лил столь­ких. Про­шу те­бя, ис­це­ли и ме­ня».

Так с бо­лью мо­ли­лась Ка­те­ри­на, и бо­лью от­да­ва­лась мо­лит­ва в серд­цах всех, кто ее слы­шал. За сми­ре­ние ее и лю­би­ли де­ти в шко­ле.

Од­на­жды ве­че­ром стат­ный мо­ло­дой че­ло­век, как во сне, оста­но­вил­ся пе­ред нею. «Здрав­ствуй, Ка­те­ри­на, – ска­зал он, – я при­шел. Я – Свя­той Иоанн из Рос­сии. Бес уй­дет. Ты боль­ше не бу­дешь па­дать, и у те­бя не бу­дет боль­ше уши­бов, не бу­дет мук. Утром, ко­гда ты проснешь­ся, ска­жи сво­ей ма­ме, что вы опять долж­ны прий­ти ко мне и при­не­сти цве­ты».

Рас­сказ до­че­ри о сне мать услы­ша­ла как бла­гую весть. Го­ды и го­ды она жда­ла это­го зо­ва с небес. Да, Небо услы­ша­ло их. Бе­сы не из­го­ня­ют­ся ле­кар­ства­ми и ме­ди­цин­ским ле­че­ни­ем. Ро­ди­те­ли бо­ро­лись с лу­ка­вы­ми ду­ха­ми и зна­ли, что это не сред­не­ве­ко­вые фан­та­зии, как го­во­ри­ли неко­то­рые. Ро­ди­те­ли ви­де­ли, что бо­ро­лись с пред­ста­ви­те­ля­ми неве­до­мо­го ми­ра. Через со­сто­я­ние сво­ей до­че­ри они ви­де­ли, что де­мо­ны зна­ли их и зна­ли их же­ла­ние. Бе­сы ис­поль­зо­ва­ли в сво­их це­лях их ди­тя.

Мать идет в ма­га­зин и при­об­ре­та­ет до­ро­гую ва­зу из фар­фо­ра, смаль­ты и зо­ло­та. По­ку­па­ет са­мые до­ро­гие цве­ты, вы­пол­няя во­лю Свя­то­го, по­же­лав­ше­го, чтобы ему при­нес­ли цве­ты.

Ка­кое пре­крас­ное зре­ли­ще! Неза­бы­ва­е­мая кар­ти­на! Ми­ну­ты, пол­ные ве­ли­чия! Мать дер­жит од­ной ру­кой Ка­те­ри­ну, дру­гой – дра­го­цен­ную ва­зу, и под­хо­дит к мо­щам Свя­то­го Иоан­на. Со сле­за­ми бла­го­дар­но­сти они остав­ля­ют ва­зу у ра­ки с мо­ща­ми и па­да­ют ниц так, как они де­ла­ли все­гда. В глу­бо­кой мо­лит­ве воз­но­сят они бла­го­да­ре­ние Бо­жье­му Угод­ни­ку. Что ста­ло с Ка­те­ри­ной? Она окон­чи­ла ли­цей и меч­та­ет за­нять до­стой­ное ме­сто в об­ще­стве. Вы спро­си­те, на­па­дал ли бес на нее опять. Но ведь ей ска­зал Свя­той: «Бес уй­дет». И бес ушел на­все­гда. В этом уве­ре­на и Ка­те­ри­на. С этим чув­ством жи­вет она в люб­ви и ми­ло­сти Бо­жи­ей и Свя­то­го Его. 14 де­каб­ря 1980 г.

«Свя­тый Иоанне, ты нена­ви­дишь ме­ня?»

Про­шло 8 лет со дня свадь­бы. На­прас­но г-н Ге­ор­гий К. и его су­пру­га Ар­хон­ду­ла жда­ли ре­бен­ка. Ду­ша их бы­ла по­гру­же­на в глу­бо­кую, неиз­ле­чи­мую пе­чаль. Как пе­чаль­но вы­гля­дит жизнь, ко­гда жен­щи­на не ста­но­вит­ся ма­те­рью, ко­гда у нее нет де­тей! Су­пруг в скор­би все­гда под­дер­жи­вал же­ну, при­да­вая ей этим си­лы. «По­тер­пи, – го­во­рил он ей. – Это Бо­жья во­ля. Сле­за­ми и пе­ре­жи­ва­ни­я­ми нель­зя из­ме­нить ни­че­го. Цель бра­ка – это ведь не толь­ко об­ре­те­ние де­тей. Это преж­де все­го путь к ду­хов­но­му про­грес­су, ро­сту, это со­еди­не­ние в веч­но­сти с Бо­гом».

Г-жа Ар­хон­ду­ла мо­ли­лась не пе­ре­ста­вая. Все си­лы сво­ей ду­ши она вкла­ды­ва­ла в мо­лит­ву. С дет­ских лет ее лю­би­мая ма­ма на­учи­ла ее мо­лить­ся и все­гда го­во­ри­ла, что силь­ные лю­ди мо­лят­ся, и мо­лит­ва во­ору­жа­ет че­ло­ве­ка тер­пе­ни­ем и уме­ни­ем ждать в труд­ной жиз­нен­ной борь­бе.

Еще бу­дучи де­воч­кой она с ро­ди­те­ля­ми при­ез­жа­ла по­кло­нить­ся мо­щам Свя­то­го Иоан­на. И сей­час она ча­сто об­ра­ща­ет­ся к Свя­то­му: «Ве­ли­кий Свя­тый Иоанне, про­шу и мо­лю те­бя, пред­ста­тель­ствуй за ме­ня пе­ред Бо­гом, дабы удо­сто­ить­ся и мне стать ма­те­рью. Ни лю­ди, ни на­у­ка вот уже во­семь лет не да­ют мне ни­ка­кой на­деж­ды на это. Так и жи­ву я с бо­лью в серд­це, в до­ме без дет­ско­го сме­ха. Но я, Свя­тый Иоанне, бу­ду ждать по­мо­щи с Небес. Да ода­рит ме­ня Гос­подь ча­дом, да на­пол­нит­ся дом мой и серд­це мое ра­до­стью и сча­стьем. Я бу­ду упо­вать на Гос­по­да».

На­сту­пи­ла зи­ма 1979 го­да. Со сле­за­ми на гла­зах, стоя на ко­ле­нях, г-жа Ар­хон­ду­ла ста­ра­ет­ся со­сре­до­то­чить­ся на мо­лит­ве. Но ни­че­го не по­лу­ча­ет­ся. На ду­ше у нее неспо­кой­но. Хо­чет­ся ры­дать, кри­чать. Она смот­рит на ико­но­стас и, об­ра­ща­ясь к об­ра­зу Свя­то­го Иоан­на, про­из­но­сит: «Что же я сде­ла­ла та­ко­го, Свя­тый, что ты воз­не­на­ви­дел ме­ня? По­че­му Гос­подь не по­сы­ла­ет мне ра­до­сти. Свя­тый Иоанне, ска­жи, ты нена­ви­дишь ме­ня?»

Вре­мя по­сле по­лу­но­чи. Кто-то неиз­вест­ный под­ни­ма­ет­ся по лест­ни­це до­ма. Муж и же­на просну­лись. «Ни сло­ва, – го­во­рит су­пруг. -Это мо­жет быть кто-ни­будь с ра­бо­ты. Пе­ре­пу­тал вре­мя и при­шел за клю­ча­ми от кон­то­ры. Бы­ва­ет. Не про­из­не­сти ни зву­ка, и он уй­дет». Неиз­вест­ный под­нял­ся, по­сту­чал в дверь, и она от­кры­лась са­ма. Во тьме по­ка­зал­ся свет, сквозь ко­то­рый про­сту­пил об­раз Свя­то­го Иоан­на: «Ар­хон­ду­ла, ка­кую мо­лит­ву ты со­тво­ри­ла се­го­дня но­чью? Свя­тые ни­ко­гда ни­ко­го не нена­ви­дят. Нет Во­ли Бо­жи­ей по­ка на то, чтобы ты ста­ла ма­те­рью. Долж­но прой­ти еще 2 го­да, чтобы те­бя по­се­ти­ла эта ра­дость». Свет про­пал, не слы­ша­лось ни зву­ка.

Через 2 го­да при­шла в се­мью ра­дость с Бо­жи­ей по­мо­щью – пер­вый, вто­рой, тре­тий ре­бе­нок. Дет­ские го­ло­са за­зву­ча­ли в до­ме, на­пол­няя ра­до­стью серд­ца ро­ди­те­лей. 3 де­каб­ря 1979 г.

Не бой­тесь!

1947 г. Идет граж­дан­ская вой­на. Грек уби­ва­ет гре­ка, брат – бра­та. Хри­сти­а­нин – хри­сти­а­ни­на. Ро­ди­те­ли – де­тей, де­ти – ро­ди­те­лей. По всей Эл­ла­де, в го­ро­дах и се­лах льет­ся кровь, под­ни­ма­ет­ся меч, вин­тов­ка, нож, сжи­га­ют­ся до­ма! Эл­ла­да в огне. И все бы­ли уве­ре­ны, что уби­ва­ли во имя вос­ста­нов­ле­ния спра­вед­ли­во­сти, во имя прав­ды и де­мо­кра­тии. Но что на зем­ле есть бо­лее спра­вед­ли­вое, бо­лее пре­крас­ное и ис­тин­ное, чем че­ло­ве­че­ская жизнь. То­му, кто пал жерт­вой убий­ства, ни­че­го уже не бы­ло нуж­но. Ни спра­вед­ли­вость, ни де­мо­кра­тия, ни­че­го.

Ис­тин­но, ни­че­го не сто­ят все идео­ло­гии, по­ли­ти­че­ские си­сте­мы и де­мо­кра­тии ми­ра по срав­не­нию с од­ной един­ствен­ной че­ло­ве­че­ской жиз­нью, кро­вью, ко­то­рая бес­цель­но про­ли­ва­ет­ся, и ста­но­вит­ся тру­пом то, что ми­ну­ту на­зад бы­ло жи­вым че­ло­ве­ком. Я ви­дел эти тру­пы сво­и­ми гла­за­ми. По­те­рян­ные жиз­ни, во имя той или иной идео­ло­гии, во имя сле­пой ве­ры пу­стым сло­вам и си­сте­мам. Спа­си­те че­ло­ве­ка! На­учи­те че­ло­ве­ка быть че­ло­ве­ком, и боль­ше ни­че­го.

1947 год. Го­ре и пре­ступ­ле­ние на­ло­жи­ли свой от­пе­ча­ток на столь ко­рот­кую че­ло­ве­че­скую жизнь.

Се­ло Про­ко­пи­он не по­зна­ло этой тра­ге­дии. Свя­той Иоанн не по­же­лал, чтобы обаг­ри­лась кро­вью зем­ля, где по­чи­ва­ют его мо­щи, где сто­ит его храм, его Дом.

Пас­тух Ди­мит­рий В. пас од­на­жды сво­их овец. И ви­дит на небе, над вы­со­ки­ми вер­ши­на­ми де­ре­вьев об­раз Свя­то­го Иоан­на. Свя­той как бы па­рил над ле­сом, рас­пла­став ру­ки, как кры­лья. В тот же мо­мент по­слы­шал­ся го­лос, как звук небес­ной тру­бы: «Не бой­тесь, не бой­тесь!» Свя­той опи­сал круг над гор­ной до­ли­ной и скрыл­ся в хра­ме. Пас­тух утвер­ждал, что ви­дел все сво­и­ми гла­за­ми, при­чем днем. И мы ве­рим ему, ибо Свя­той Иоанн не поз­во­лил со­вер­шить­ся злу.

То, что я за­пи­сал, я узнал из бе­се­ды с од­ним из пар­ти­зан­ских ко­ман­ди­ров, но не то­гда в 1947 а уже в 1988 го­ду. Этот быв­ший пар­ти­зан скры­ва­ет­ся сей­час под чу­жим име­нем и жи­вет сре­ди нас. По­слу­ша­ем его рас­сказ:

«Ба­тюш­ка, вы слу­жи­те в хра­ме Свя­то­го Иоан­на?» «Да», – от­ве­чаю я. «Мож­но мне с ва­ми по­го­во­рить?» «По­жа­луй­ста».

«Зна­е­те, я был ко­гда-то ко­ман­ди­ром пар­ти­зан­ско­го от­ря­да в Цен­траль­ной Гре­ции и здесь на Эв­бее. Я от­ве­чал за вы­не­се­ние смерт­ных при­го­во­ров и при­ве­де­ние их в ис­пол­не­ние. От­ря­ды смер­ти под­чи­ня­лись мне. Пять раз я по­сы­лал сво­их лю­дей для при­ве­де­ния в ис­пол­не­ние смерт­но­го при­го­во­ра – рас­стре­лять та­ких-то и та­ких-то (на­зы­ва­ет 9 фа­ми­лий). Но от­ря­ды воз­вра­ща­лись, не вы­пол­нив при­ка­за. Как толь­ко они при­бли­жа­лись к ва­шим ме­стам, неожи­дан­но те­ря­ли си­лы и сме­лость, но­ги их ста­но­ви­лись как ват­ные. Про­дви­гать­ся бы­ло невоз­мож­но, и они воз­вра­ща­лись на­зад. Ни один из на­ших при­ка­зов не был вы­пол­нен на ва­шей тер­ри­то­рии. Уве­рен, что вас здесь спа­сал Свя­той Иоанн Рус­ский.

По­том, по­сле вой­ны, я дол­го скры­вал­ся, сме­нил все до­ку­мен­ты. Ме­ня ни­кто не зна­ет. Толь­ко Гос­по­ду Бо­гу все из­вест­но. Я по­ка­ял­ся. Мо­лю Бо­га про­стить мне мои пре­ступ­ле­ния».

«Да, гос­по­дин ка­пи­тан, Бог ве­лик. Его Прав­да вы­ше пре­гре­ше­ний раз­бой­ни­ка и гре­хов блуд­ни­цы. Но ска­жи мне лишь од­ну вещь. Твоя Прав­да, твоя идео­ло­гия и де­мо­кра­тия смо­гут ли вер­нуть за­губ­лен­ные ду­ши, смо­гут ли дать вновь жизнь мерт­ве­цам? Ко­гда же, гос­по­дин ка­пи­тан, они по­ра­ду­ют­ся тво­ей прав­де? Сколь­ко же мо­гут сте­нать Свя­тые и ку­да в первую оче­редь они долж­ны бро­сать­ся с по­мо­щью? Ка­ким еще спо­со­бом мо­гут они нас вра­зу­мить? Мо­жет быть, до­ста­точ­но уже то­го, что жи­вы вы, гос­по­дин ка­пи­тан? Иди­те с Бо­гом, и пусть Он один ве­да­ет». 23 мая 1988 г.

Из Араб­ской Мек­ки в Про­ко­пи­он на Эв­бее

Блю­до с едой от­пра­вил ко­гда-то чу­дес­ным об­ра­зом Свя­той Иоанн Рус­ский из Про­ко­пи­о­на в Ма­лой Азии в Араб­скую Мек­ку. Это бы­ло од­ним из пер­вых его чу­дес.

Юно­ша, тер­пя му­ки во имя сво­ей Пра­во­слав­ной ве­ры, при­во­дит в изум­ле­ние вра­гов Хри­сти­ан­ства и укреп­ля­ет ве­ру сво­их со­бра­тьев. В ис­то­рии за­пи­са­но это чу­до, про­ис­шед­шее на гла­зах у изум­лен­ных му­суль­ман. Чу­до от­прав­ки блю­да за­фик­си­ро­ва­но в Жи­тии Свя­то­го. Про­изо­шло оно 270 лет на­зад и по­ра­жа­ет сво­им вет­хо­за­вет­ным ве­ли­чи­ем.

Лю­бовь Хри­сто­ва во­ору­жи­ла Свя­тых те­ми же си­ла­ми, что и Про­ро­ков, Пер­во­свя­щен­ни­ков и Пра­вед­ни­ков Вет­хо­го За­ве­та.

В на­ши дни свя­щен­ник, слу­жа­щий в хра­ме Свя­то­го Иоан­на, за­хо­тел си­сте­ма­ти­зи­ро­вать неко­то­рые чу­де­са Свя­то­го, со­брать ис­то­ри­че­ский ма­те­ри­ал, за­пи­сать то, что в уст­ном пре­да­нии при­вез­ли в Про­ко­пи­он на о. Эв­бея бе­жен­цы из Ма­лой Азии.

Це­лью этой ра­бо­ты бы­ло вы­пу­стить Жи­тие Свя­то­го, до­пол­нен­ное жи­вой тра­ди­ци­ей ста­рых эми­гран­тов, тех, ко­то­рые ухо­дят один за дру­гим в мир иной.

В один из дней свя­щен­ник, на­чав­ший ра­бо­ту по за­пи­си фак­тов и пре­да­ний о жиз­ни Свя­то­го, слу­жил ве­чер­нюю служ­бу в хра­ме Свя­то­го Иоан­на. Со сло­ва­ми: «Да ис­пра­вит­ся мо­лит­ва моя яко ка­ди­ло пред То­бою…» – ка­дил он у Ра­ки со Свя­ты­ми мо­ща­ми. Взгляд его упал на боль­шую ико­ну с клей­ма­ми из Жи­тия, сто­я­щую у из­го­ло­вья Ра­ки. Свя­щен­ник смот­рел на то ме­сто в иконе, где Свя­той изо­бра­жен на ко­ле­нях мо­ля­щим­ся о со­вер­ше­нии чу­да по пе­ре­не­се­нию мед­но­го блю­да в Мек­ку. Ба­тюш­ка про­бор­мо­тал про се­бя: «Свя­тый Иоанне, вот хо­ро­шо бы и за­и­меть ко­пию это­го блю­да, сфо­то­гра­фи­ро­вать его для но­во­го из­да­ния тво­е­го Жи­тия!»

Про­шла неде­ля. И в се­ло при­ез­жа­ет жен­щи­на-па­лом­ни­ца из Спар­ты по фа­ми­лии Ли­нар­да­ту. У вхо­да в храм она встре­ча­ет свя­щен­ни­ка. «Ба­тюш­ка, вы из этой церк­ви?» -спра­ши­ва­ет. И, по­лу­чив утвер­ди­тель­ный от­вет, про­дол­жа­ет: «На про­шлой неде­ле, в пят­ни­цу ве­че­ром (это был как раз тот день, ко­гда слу­жил в хра­ме уже из­вест­ный нам свя­щен­ник) я уви­де­ла во сне Свя­то­го Иоан­на. Он мне ска­зал сле­ду­ю­щее: «Сре­ди ве­щей, ко­то­рые при­вез те­бе отец из Ма­лой Азии и ко­то­рые на­хо­дят­ся в под­ва­ле ва­ше­го до­ма, есть од­но мед­ное блю­до. По­чи­сти его и при­ве­зи в мой храм в Про­ко­пи­он на ост­ров Эв­бею и оставь его там, оно мне нуж­но».

Ска­зав эти сло­ва, жен­щи­на вы­ни­ма­ет из сум­ки мед­ное блю­до. По­ра­жен­ный свя­щен­ник ви­дит, что это как раз и есть то блю­до, ко­то­рое изо­бра­же­но на иконе. Сле­зы на­пол­ни­ли гла­за ба­тюш­ки. Он бе­рет дар, под­хо­дит к мо­щам Иоан­на Рус­ско­го и ста­вит блю­до на крыш­ку Ра­ки. «Свя­тый Иоанне, – об­ра­ща­ет­ся он со сло­вом ко Свя­то­му, – столь мы утом­ля­ем те­бя, греш­ные, сво­и­ми прось­ба­ми. Сла­ва Гос­по­ду, сла­ва те­бе, пи­та­ю­ще­му к Нему та­кую лю­бовь. Ты про­сла­вил Его и пре­бы­ва­ешь с Ним веч­но. Бла­го­да­рю тя, Свя­тый Иоанне, слав­лю имя твое».

И се­го­дня блю­до Свя­то­го на­хо­дит­ся в его хра­ме. Фо­то­гра­фия этой ре­лик­вии бу­дет на­пе­ча­та­на в Но­вом из­да­нии Жи­тия. 30 ок­тяб­ря 1976 г.

«Ис­це­ля­ет кро­во­те­че­ния»

Один из свя­щен­ни­ков хра­ма Свя­то­го Иоан­на стра­дал ча­сты­ми но­со­вы­ми кро­во­те­че­ни­я­ми. Бо­лее 15 лет его му­чи­ла эта бо­лезнь. Неожи­дан­но ло­пал­ся со­суд, и из но­са обиль­ным по­то­ком на­чи­на­ла течь кровь. Ча­сто в угро­жа­ю­щих ко­ли­че­ствах.

Од­на­жды утром ба­тюш­ка при­шел на служ­бу, за­шел в ал­тарь го­то­вить­ся к служ­бе. Бы­ло еще очень ра­но – 4 ча­са утра. По до­ро­ге в храм опять на­ча­лось кро­во­те­че­ние. Кровь за­ли­ва­ла бо­ро­ду, ря­су. По­чув­ство­вав го­ло­во­кру­же­ние, ба­тюш­ка стал ис­кать во­ду, чтобы умыть­ся. И на ум ему при­шла мысль, что кро­во­те­че­ние, мо­жет быть, яв­ля­ет­ся симп­то­мом ка­кой-ни­будь бо­лез­ни. Он вспом­нил сво­их трех чад, свою ма­туш­ку. «Свя­тый Иоанне, ес­ли бо­лезнь, ко­то­рой я стра­даю, при­ве­дет ме­ня в по­ту­сто­рон­ний мир, возь­ми на се­бя за­бо­ту о мо­ей се­мье. Ес­ли же мож­но из­ба­вить­ся от это­го неду­га, ис­це­ли ме­ня для то­го, чтобы я мог ис­пол­нить свой долг пе­ред цер­ко­вью и се­мьей». Умыв­шись и немно­го от­дох­нув, свя­щен­ник во­шел в цер­ковь.

Тем­но, элек­три­че­ства нет. Толь­ко туск­лый свет лам­па­док осве­ща­ет храм, ожив­ля­ет ико­ны и ли­ки Свя­тых. Свя­той отец на­чи­на­ет при­го­то­ви­тель­ные мо­лит­вы, на­стра­и­ва­ясь к ве­ли­ко­му Та­ин­ству – к Бо­же­ствен­ной Ли­тур­гии и Ев­ха­ри­стии.

Для свя­щен­ни­ка от­слу­жить Бо­же­ствен­ную Ли­тур­гию озна­ча­ет со­вер­шить нечто ве­ли­кое и непо­сти­жи­мое не толь­ко для че­ло­ве­ка, но для небес­ных ан­гель­ских сил. Толь­ко свя­щен­ник по­лу­ча­ет от Бо­га бла­го­дать во вре­мя ру­ко­по­ло­же­ния и мо­жет со­вер­шать Та­ин­ства, про­из­но­сить Свя­тые сло­ва мо­литв – и в те ми­ну­ты про­ис­хо­дит все имен­но так, как он го­во­рит. «По­то­му что сло­во мо­лит­вы, ко­то­рую чи­та­ет свя­щен­ник име­ет бо­же­ствен­ную си­лу, и то, что про­сит на­род Бо­жий на Бо­же­ствен­ной Ли­тур­гии уста­ми иерея, вся­кий раз ста­но­вит­ся дей­стви­тель­но­стью».

В ту ми­ну­ту, ко­гда бо­ля­щий иерей на­хо­дил­ся еще в ал­та­ре, в трех мет­рах от него по­явил­ся мо­ло­дой юно­ша, вы­со­кий, свет­лый, оде­тый в во­ен­ную фор­му, ко­то­рый всем сво­им ви­дом по­ка­зы­вал, что ему что-то нуж­но от свя­щен­ни­ка. Ба­тюш­ка стал быст­ро при­кла­ды­вать­ся к ико­нам ико­но­ста­са, при­чем у по­след­ней ико­ны про­шел со­всем близ­ко к это­му во­ен­но­му, на рас­сто­я­нии 1 мет­ра. Мо­ло­дой юно­ша всем сво­им ви­дом по­ка­зы­вал, что то­ро­пит­ся, и пе­ре­шел в за­пад­ную часть Со­бо­ра, как бы го­во­ря этим, что ухо­дит. Свя­щен­ник во­шел в ал­тарь, при­ло­жил­ся к Свя­то­му Пре­сто­лу и го­во­рит ста­ро­сте: «Ска­жи это­му во­ен­но­му, ко­то­рый там у ал­тар­ных две­рей и очень спе­шит, – пусть по­до­ждет ме­ня. Я сей­час за­кон­чу и иду». Через се­кун­ду воз­вра­ща­ет­ся ста­ро­ста в стра­хе и го­во­рит: «Ба­тюш­ка, в хра­ме ни­ко­го нет, сю­да ни­кто не вхо­дил. Я вы­шел и да­же за две­ря­ми про­ве­рил. Кру­гом пу­стын­но. Это долж­но быть был Свя­той Иоанн». «Воз­мож­но. Но по­ка ни­ко­му ни о чем не го­во­ри».

С тех пор про­шло 10 лет. Свя­щен­ник с то­го вре­ме­ни ис­це­лил­ся от неду­га. Ис­пол­ня­ет свой свя­щен­ни­че­ский долг. Через бла­го­дать, пе­ре­дан­ную ему от Бо­га, он от име­ни ве­ру­ю­щих об­ра­ща­ет­ся ко Все­выш­не­му и мо­лит­ся еже­днев­но о гре­хах и пре­гре­ше­ни­ях лю­дей. 29 июня 1972 г.

Поделиться

Комментирование закрыто