КАК АЛЕША МАСЛЕНИЦУ СЖИГАЛ

0

Рассказ
Алеша бодро скинул со спины ранец, стянул с вихрастой головы шапку и принялся разматывать длиннющий шарф – подарок крестной-рукодельницы.
– Мам, а у нас в пятницу только два урока! – весело сообщил звонкий голос.
– На экскурсию едете? – выглянув из кухни, поинтересовалась мама.
Алеша энергично замотал головой:
– Зиму будем провожать. Тамара Владимировна велела загадки про весну подготовить, блинов напечь и одеться тепло. Поможешь?
– Ты же сам давно одеваться умеешь, сынок, – засмеялась мама.
– Я про блины, мам, – отсмеявшись, уточнил Алеша. – Сделаешь?
– Только не сделаешь, а сделаем. Вместе. Договорились?
– Вот спасибо! Ты у меня самая лучшая!
Алеша обнял маму, но тут же отстранился, озабоченно наморщил нос и трагически провозгласил:
– Штаны! Могут пострадать мои новые зимние штаны. И куртка тоже может.
– Ты хочешь в верхней одежде блины печь? – удивилась мама. В глазах ее были заметны веселые искорки. Уж кому-кому, а ей способность сына перескакивать с пятого на десятое была хорошо известна.
Трагическое выражения лица сменилось широченной улыбкой – Алеша представил, как мама замешивает тесто, а он, в теплом комбинезоне, шапке-ушанке и валенках, стоит у плиты и пытается перевернуть на сковородке подрумянившийся блин.
– Мы же на воздухе праздновать будем, загадки будут, эстафеты, а потом будем чучело сжигать. Так что Тамара Владимировна сказала надеть то, что не жалко.
Алеша собрался поведать маме новую порцию сногсшибательных подробностей, но осекся, заметив, что мама почему-то не разделяет его восторга. Это случалось редко.
– Что-то не так? – растерялся мальчик.
– Давай-ка поговорим вечером, – мама ласково потрепала сына по вихрастой макушке. – Расскажу тебе кое-что. А сейчас бегом в ванную – мыть руки и за стол. Твой любимый сырный суп остывает.
Алеша помчался по коридору. Сырный суп – это вещь! Здорово!..

Вечером Алеша уютно устроился под одеялом, а мама присела на краешек кровати:
– Помнишь, что начинается через неделю?
– Великий пост.
– Правильно, сынок. Начинается подготовка к самому важному празднику – Воскресению Христову, Пасхе.
– А я уже начал готовиться, мам! – радостно перебил Алеша. – Мультики с сегодняшнего дня не смотрю и мясо не ем – отец Сергий вчера благословил.
– Да, Алеша. Сейчас идет Сырная седмица, то есть Сырная неделя. Православные готовятся к Великому посту. Не едят мяса…
– Если батюшка благословит, – удовлетворенно уточнил Алеша, накануне получивший разрешение «мяса по возможности постом не вкушать».
– Зато едят сыр, рыбу, яйца, масло…
– Поэтому говорят масленица, да? А почему не сырница?
– Не знаю, – улыбнулась мама. – В народе, и правда, эту неделю называют Масленицей. Катаются на санках, ходят в гости, пекут блины.
Леша важно кивнул:
– Веселятся, потому что потом придется долго грустить, и наедаются впрок.
– Пост – это не время, когда мы тоскливо голодаем, – мама слегка щелкнула шутника по носу. – Мы меньше развлекаемся, чтобы сосредоточиться на главном – подготовке к важному событию. Вот, например, в среду и в пятницу на этой неделе…
– Можно есть то, что и в другие дни! – Алеша даже губы выпятил от глубины собственных познаний.
– Да. А еще мы начинаем читать молитву одного древнего святого – преподобного Ефрема Сирина. И будем читать ее весь Великий пост.
– Мам, а почему ты так из-за чучела расстроилась? Ну, когда я сказал, что мы зиму будем провожать и чучело сжигать?
– Понимаешь, для кого-то Масленица – подготовка к Великому посту, а для кого-то праздник проводов зимы. А чучело Масленицы – это вообще-то фигура, изображающая языческую богиню зимы. Чтобы пришла весна и природа проснулась, эту самую богиню надо убить – сжечь.
Леша поежился под одеялом.
– Не хочу я никого убивать. Может, в школу не пойти?
– Не знаю, сынок, – мама вздохнула. – Буду молиться усерднее.
Алеша успокоенно кивнул и закрыл глаза. Раз мама будет о нем усерднее молиться, значит, все будет хорошо. Мама поцеловала его, перекрестила и вышла из комнаты.

В пятницу Алеша вернулся позже обычного, понуро переступил порог и виновато буркнул:
– Привет!
– Привет, сынок! Обедать будешь?
– Я даже думать про еду не могу – у нас такое чаепитие, вернее, блиноедение было, – затараторил Алеша, но внезапно умолк и принялся сосредоточенно пристраивать куртку на вешалку.
– Сожгли Масленицу? – поинтересовалась мама.
Алеша непонимающе посмотрел на маму и, все еще не выпуская куртку из рук, зажмурившись, выпалил:
– Я ее порвал, мам, сильно. Ты только не расстраивайся, пожалуйста! Мы снежную крепость отвоевывали, и я как замахнулся, а Петька схватил и держит, не пускает – а она – хрясь – и порвалась. Но я зашью. Помнишь, я однажды заплатку пришивать учился? Я еще потренируюсь и зашью.
Алеша с отчаянием поднял рукав висящей на вешалке новенькой куртки – под рукавом скрывалась огромная дыра.
– Ты поэтому такой грустный пришел? – мама с трудом сдерживала улыбку, стараясь соответствовать серьезности момента.
– Я думал, ты расстроишься, – признался завоеватель снежного городка.
– Дырка – дело поправимое, – мама задумчиво рассматривала куртку. – Порвал и порвал. Но вроде не испачкал, когда чучело сжигали?
Алеша поволок в комнату свой ранец, напоминавший объемом рюкзак альпиниста.
– Не испачкал, – успокоил он, – потому что не сжигали. Тамары Владимировны не было. Ее Елена Михайловна заменяла. Она нас после эстафет в класс повела блины есть и чай пить. Мы обрадовались, конечно, потому что устали уже и проголодались. Только Гоша стал кричать, что нечестно. Что обещали костер. А блины пусть девчонки едят. А он хочет смотреть, как будет гореть – круче, чем подбитый танк в его стрелялке, или…
– Не торопись, Елена Михайловна – это кто? Новый завуч? – мама стояла на пороге комнаты и, улыбаясь, наблюдала за сыном, пытавшимся найти любимую футболку.
– Она с этого года воспитательницей работает в 3 «Б» и в четвертых классах урок такой ведет …
Алеша остановился у дивана, вспоминая загадочное слово.
– О-пэ-ка! – торжествующе проскандировала вихрастая голова, выбираясь из ворота обнаруженной футболки. – Мам, а что это – ОПК? Расскажешь?
– Обязательно. – Мама чмокнула сына в макушку. – Только сначала давай помолимся. Поблагодарим Господа, за то, как все устроилось. И молитву преподобного Ефрема Сирина прочитаем, помнишь?
– Конечно, мам. А потом куртку зашьем, – серьезно добавил Алеша, вставая рядом с мамой перед иконами.

Анна Житенева

Поделиться

Комментирование закрыто