ПОХОРОНЫ СТАРОГО РОЯЛЯ

0

Бери топор. Пошли… за декой

Много лет назад я дала себе слово не спорить в интернете. С тех пор мне сколько угодно могут рассказывать, что 1) кормить ребенка грудью в парке менее естественно, чем делать ребенка там же; 2) Крым – не часть России; 3) как таковых супружеских измен не существует, ибо «если человек любит выпить и покурить, это не значит, что он изменяет пиву с сигаретами». Я и бровью не поведу: доказано, что сетевые войны ни к чему, кроме бессонницы, не приводят. Но и на старуху бывает проруха.

Намедни пришлось облачиться в «священные» доспехи из-за одной фотографии будничной московской помойки, где среди пакетов из супермаркета возлежал, разрубленный на десятки частей, старинный кабинетный рояль. И клавиши из слоновой кости, разбросанные по грязному асфальту, как конфетти, украшали эту картину.

В комментариях ругались. «Варвары!» (под этим словом я объединила всю многотысячную непереводимую игру слов) – кричали одни. «Вам нас не понять», – слабо отбивались другие, которым в этой жизни приходилось выкидывать прабабушкино дореволюционное пианино и кого явно до сих пор мучает совесть за то, что они не смогли его хотя бы пристроить в добрые руки (если уж хранить как память не было никакой возможности). «Вы, отставшие от жизни, хватающиеся за неработающий хлам, считающие ссохшиеся «дрова» антиквариатом, угомонитесь уже и не судите других!» – громче всех вопили последние. И тут я подумала, что мне есть, что сказать, точнее даже – показать.

ПОСЛЕДНИЕ ТРИ ГОДА Я УВЛЕКАЛАСЬ ТЕМ, ЧТО НЕ СТЕСНЯЛАСЬ ЗАГЛЯДЫВАТЬ В МОСКОВСКИЕ МУСОРОСБОРНИКИ И ЛЮБИЛА ПРОЙТИСЬ ПО РАССЕЛЯЕМЫМ ПЯТИЭТАЖКАМ ПЕРЕД ИХ СНОСОМ

Вы удивитесь, но эти простые действия принесли в мою коллекцию свыше двух десятков крышек от дореволюционных роялей и фортепиано.

Becker, Blüthner, Schrӧder, Winkelmann, Эбергъ – это только самые громкие имена. Из одних высококлассный столяр сделал мне столешницу, которая легла на станину от швейной машины Singer, другими мы «обшили» стену в квартире. Массу идей можно найти и в интернете. Разместив фотографии, я отправилась на указанную помойку за новой крышкой – Ronisch (успела, забрала!). А вернувшись, обнаружила мнение: «Инструмент, вышедший из строя, должен тихо умереть, а не превращаться в стол!» А как думаете вы?

Пелагея Тюренкова
Опубликовано: Номер 10 — 12 (647 — 649) июнь 2018 год

Поделиться

Комментирование закрыто