Метки

ВАСНЕЦОВ: ОТВЕТ РАФАЭЛЮ

0

Какой образ в народе прозвали Васнецовской Божией Матерью

«Я верю, что нет на Руси для русского художника святее и плодотворнее дела, как украшение храма, – это уже поистине дело народное, и дело высочайшего искусства…» Эти слова принадлежат Виктору Васнецову († 1926) – одному из крупнейших представителей отечественной школы живописи, 170-летие со дня рождения которого мы отмечаем 15 мая.

Мастер с успехом работал в самых различных видах и жанрах искусства. Он был живописцем, графиком, архитектором, писал портреты, жанровые сцены, картины на темы народных сказок и былин, проектировал театральные декорации и костюмы… Но главное место в его творческом наследии занимает украшение храмов – в Санкт-Петербурге и Варшаве, в Дармштадте и Софии…

В Москве Васнецов расписал церковь Рождества Иоанна Предтечи на Пресне. По его проекту был оформлен фасад Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке с изображением святого Георгия Победоносца, поражающего змия. И все это, конечно, неслучайно. Виктор Михайлович родился в селе Лопьял под Вяткой в многодетной семье сельского священника. У престола служили и его дед, и прадед. Первоначально предполагалось, что Виктор пойдет по стопам отца: мальчик поступил в Вятскую духовную семинарию. Однако художественная одаренность все отчетливее заявляла о себе. И за год до окончания семинарии отец благословил Виктора на учебу в столичной Академии художеств.

«КРЕМЛЬ, ВАСИЛИЙ БЛАЖЕННЫЙ ЗАСТАВЛЯЛИ МЕНЯ ЧУТЬ НЕ ПЛАКАТЬ, ДО ТАКОЙ СТЕПЕНИ ВСЕ ЭТО ВЕЯЛО РОДНЫМ, НЕЗАБВЕННЫМ»

Учась там, Васнецов познакомился со многими в будущем известными русскими художникам: Репиным, Поленовым, Суриковым, Куинджи. Контакты с ними продолжились и в Москве, куда он вместе с семьей переселился в 1878 году. О нашем городе Васнецов писал так: «Когда я приехал в Москву, то почувствовал, что приехал домой и больше ехать некуда, – Кремль, Василий Блаженный заставляли меня чуть не плакать, до такой степени все это веяло родным, незабвенным».

В Москве Васнецов сблизился с семьей Саввы Мамонтова – промышленника и мецената, сгруппировавшего вокруг себя весь цвет русской творческой интеллигенции. Летом многие художники приезжали в Абрамцево – подмосковное имение Мамонтова, где они много и плодотворно работали. В Абрамцеве Васнецов принял участие в создании домового храма Мамонтовых – церкви Спаса Нерукотворного. Здесь Виктор Михайлович проявил себя и как архитектор, и как художник-монументалист.

Этот опыт пригодился Васнецову, когда в 1885 году известный искусствовед Прахов пригласил Васнецова для работы над убранством только что отстроенного Владимирского собора в Киеве. Оформление создававшегося к 900-летию Крещения Руси собора, которым Васнецов занимался десять с лишним лет, стало главным делом жизни художника. За это время Васнецов вместе с помощниками покрыл росписями более 2000 квадратных метров. Он написал 15 многофигурных композиций и 30 отдельных фигур.

В главном куполе Васнецовым изображен Христос Вседержитель на фоне звездного неба. Правой рукой Он благословляет, а в левой держит Евангелие, раскрытое на словах: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8, 12). Христос изображен как Владыка Вселенной, и в то же время в Его облике, как и в общем стиле изображения, угадываются русские черты, в чем отразилась глубокая вера художника в то, что именно Россия принесет миру спасение.

А большой запрестольный образ Пресвятой Богородицы словно русский ответ «Сикстинской Мадонне» Рафаэля. Скорбно и торжественно, озаренная золотым сиянием, шествует Божия Матерь с Божественным Младенцем на руках, Которого Она вносит в мир и в то же время стремится защитить от мира. А раскинутые ручонки Богомладенца напоминают руки Христа, раскинутые на Кресте. И одновременно это руки, как бы заключающие весь мир в объятия. Этот образ Божией Матери приобрел необыкновенную популярность еще при жизни художника. Копии с него украсили многие русские храмы, и в народе его даже прозвали «Васнецовская Божия Матерь».

Среди сонма святых угодников Божиих, изображенных художником, видное место принадлежит русским подвижникам: святителям, преподобным, благоверным князьям… Святого равноапостольного князя Владимира, которому посвящен собор, кисть Васнецова запечатлела трижды: в композициях «Крещение князя Владимира», «Крещение киевлян» и в ­иконописном образе святого князя. Нашлось тут место и образам, открывающим историю человечества («Блаженство рая», «Искушение Евы змием»), и финальной фазе этой истории – Страшному Суду.

К теме Страшного Суда художник обращался трижды на протяжении своего творческого пути. Особенно тщательно разработана эта тема в картине-фреске для Георгиевской церкви в Гусь-Хрустальном (1904).

В верхней ее части изображен Господь Иисус Христос, сидящий на престоле Славы Своей с крестом в правой руке и с открытым Евангелием в левой. К Его плечам точно припадают Божия Матерь и Иоанн Предтеча с руками, сложенными в усиленном молении. За ними – сидящие на престолах апостолы, каждый из которых подает свой голос на суде. А в центре ангел-хранитель с весами, при помощи которых должна решиться участь призванного на суд человека. Ему художник придает свои собственные портретные черты.

Свиток добрых дел на правую чашу явно тяжелее того, который на левую подкладывает сатана с выражением алчного вожделения. И в этом выразилась горячая вера Виктора Васнецова в свое личное спасение и в неизбежность конечной победы вечной Божией Правды над силами зла и смерти. Такова главная суть послания, с которым обращается к нам великий русский художник…

Владимир Соколовский, искусствовед
Опубликовано: № 8 — 9 (645 — 646) май, 2018 г.

Поделиться

Комментирование закрыто