ШКОЛА СВОБОДЫ

0

Зачем нужны ограничения

К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу. (Гал. 5:13)

Затронутая в колонке Анастасии Черновой «Эффект длинной юбки» (см. №18, 607) проблема отношения светского общества к православным верующим одновременно и сложна, и крайне проста. Сложна, поскольку свою лепту в неё вносят и рудименты «научного атеизма» из школьной программы, и подхваченные в мутном новостном потоке стереотипы, и интуитивная подозрительность обывателя ко всему странному и непонятному. Проста же, поскольку корень ее – в различном понимании свободы в светской и церковной средах.

В житейском понимании это – вседозволенность: «что хочу, то и ворочу». И, хотя на практике это совершенно недостижимо (а в принципе и не очень-то нужно), именно такая модель закреплена в сознании и в языке. Отсюда «свободный график», «свободное время» и даже «свободный крой». То, что верующий принимает на себя некие обязанности, светские люди интуитивно воспринимают как кабалу.

Если нас узнают не по сиянию глаз, а лишь по бородам или фасону платья – это несерьёзно.

Однако, при некотором размышлении, в жизни любого человека можно разглядеть свободу несколько иного плана. Когда некто начинает тяготиться лишним весом, он садится на диету, начинает следить за физической формой и давать себе соответствующие нагрузки. Проходит время, и он освобождается от лишнего веса – и от множества связанных с ним проблем. Если накануне экзамена студент нервничает из-за неуверенности в своих познаниях по предмету, он начинает усиленно заниматься, разбирать сложные вопросы, искать недостающую информацию. Подходит срок – и он успешно сдает экзамен. Чтобы освободиться от проблемы, нужно в чем-либо себя ограничить.

Как ни странно, именно ограничения ведут к свободе – и чем их больше, тем больше становится свободы. Гражданину, чтобы быть свободным в чисто юридическом смысле, достаточно ограничивать себя нормами закона. Но если он хочет добиться еще и профессиональной свободы – скажем, свободы высказываний в прямом эфире как тележурналист – придется дополнительно соответствовать рамкам профессиональной этики. Хотите свободно чувствовать себя на территории войсковой части? Извольте принести присягу, соблюдать должностные инструкции и приказы командования. Решительно все, от дворника до президента страны, добровольно ограничивают себя обещаниями, соглашениями и законами, чтобы иметь больше возможностей – и это настолько привычно, что мало кто над этим задумывается.

Река, текущая в своём естественном русле – это только лишь вода. Но река, ограниченная плотиной, становится светом, теплом, голосом любимой в телефонной трубке.

Но важный момент заключается в том, что для светского человека свобода, достигнутая через самоограничение – мера вынужденная, принятая под давлением внешних обстоятельств. Для православного источник ограничений лежит внутри его существа: это живая любовь и устремленность к Богу. Ежедневная молитва – не «трата» времени, а та часть дня, когда я могу, отставив в сторону любые нужды и проблемы, спокойно и вдумчиво поговорить с любимым Богом. В пост не «мне нельзя вкусного», а «я позволяю себе отвлечься от праздных удовольствий ради Бога». Церковь учит меня быть свободным не из-под палки, а сживаясь со своей свободой в единое гармоничное целое. Эти уроки начинаются с поклонов, с молитвенных правил и поста – так же, как родной язык в школе начинается с прописей. И, как закорючки в тетрадях первоклассника, моя свобода до поры до времени смотрится забавно – но только так я и могу научиться писать грамотно.

Андрей Чагинский


Наши соученики шутят, перешёптываются и плюются из трубочек бумажками? Пусть себе. Но нам с вами нужно срочно одолевать грамоту свободы – ведь Господь завещал нам быть «светом мира» [Мф.], завещал подтягивать весь класс ввиду сурового экзамена. А нам едва достаёт духовных сил на самые простые вещи – ежедневную молитву, регулярное посещение богослужений, на участие в таинствах, посильную работу на приходе. И нет в нас столько любви, чтобы её хватало и на приходскую жизнь, и на то чтобы поделиться с нашими близкими, друзьями, коллегами, случайными встречными. Редко-редко перехватим с причастием крупицу живого огня божественной любви – а надолго ли хватает нам её?

Экзамен близок. Если нас узнают не по сиянию глаз, а лишь по бородам или фасону платья – это несерьёзно. Мало просто казаться зубрилами – пора становиться отличниками.

 

Опубликовано: №19 (608) октябрь, 2016 г.

Поделиться

Комментирование закрыто