Метки

СКОЛЬКО НАС

0

Московские верующие глазами социологов

Всевозможным опросам на тему национальной и религиозной идентичности россиян нет числа. Результаты интерпретируются по-разному: от сдержанно-недоверчивых усмешек – «опять нас посчитали» – до прямых упреков в заказной необъективности исследований. Сколько в Москве православных и кто они, собственно, такие, «ПМ» выяснила у главного научного сотрудника, руководителя центра «Религия в современном обществе» Института социологии РАН, заведующей кафедрой сравнительной политологии Российского университета дружбы народов, доктора политических наук Марины Мчедловой.

— Марина Михайловна, правда ли, что религиозность россиян демонстрирует стабильно высокие показатели?

– Да, данные нашего продолжающегося исследования «Динамика социальной трансформации современной России в социальном, политическом, социокультурном и этнорелигиозном контекстах» (выполняется при поддержке Российского научного фонда) позволяют уверенно об этом говорить – однако скорее в проекции идентичности. Правда, православными себя в столице называют чуть меньшее число людей, чем средние 74% по стране. Из-за сравнительно небольшой репрезентативной выборки по городу (а вообще в рамках работы мы опрашиваем 4 тысячи совершеннолетних россиян) у этой цифры может быть ощутимая статистическая погрешность. Но в любом случае о своей православной идентичности заявляют большинство горожан (в прошлом году этот показатель достигал двух третей). Добавлю, что религиозность населения в российских мегаполисах вообще превышает среднюю по стране.

КАЖДЫЙ ТРЕТИЙ МОСКВИЧ, СЧИТАЮЩИЙ СЕБЯ ПРАВОСЛАВНЫМ, ВЕРИТ В МАГИЮ И КОЛДОВСТВО

– Если внимательно посмотреть результаты других опросов, в глаза бросается удивительная на первый взгляд особенность: с точки зрения державности, традиционалистско-патриотических настроений москвичи (по крайней мере декларативно) дают фору всей остальной стране…

– Стереотип: современная Москва – огромный плавильный котел, где априори должны преобладать космополитические взгляды. Но не стоит забывать: в столице сконцентрирована власть, вообще управление – а их представители четче ощущают собственную принадлежность к государству. К тому же большинством россиян родная страна снова воспринимается субъектом исторического творчества – занимающей достойное место в мире свободной, независимой державой. Если же говорить о настроениях среди православных респондентов, надо принимать во внимание социально-демографические показатели. Православие уже перестало быть религией людей преклонного возраста, среди его приверженцев сейчас преобладают 30–40-летние – образованные, обладающие значительным профессиональным и управленческим потенциалом люди. А сегодняшняя Москва становится как раз городом молодых и энергичных.

– Если москвичи в целом религиозны – наверное, среди них должно быть много мусульман…

– Вовсе нет. Последователи ислама, по нашим данным, «балансируют» на грани 1%, лишь немного опережая иудеев и адептов религий, не являющихся для России традиционными (например, иных христианских конфессий). Вот кто наряду с атеистами демонстрирует статистически значимые показатели – это так называемые внеинституциональные верующие, то есть те, кто выбирает ответ: «Верю в высшую силу, но к какой-либо конфессии не принадлежу».

– Насколько церковны православные москвичи?

– Это многогранный вопрос, требующий отдельного рассмотрения. Если вкратце – ситуация противоречива. С одной стороны, они чаще, чем их собратья в среднем по России, посещают храмы, регулярно молятся, читают религиозную литературу, участвуют в жизни общины. В их среде четче выражена вера в загробную жизнь. С другой стороны, 63% москвичей, относящих себя к православным, никак не участвуют в деятельности религиозных организаций (в среднем по стране – 52%). Обескураживает, что каждый третий москвич, считающий себя православным, верит в магию и колдовство. Видимо, это первоочередная аудитория для дальнейших усилий катехизаторов. Мы пытались проанализировать, из кого именно она состоит. Как оказалось, вовсе не только из женщин, там много и представителей довольно высоких социальных страт – обеспеченных мужчин с высокими доходами.

Дмитрий Анохин
Опубликовано: Номер 17 -18 (654 — 654) сентябрь 2018 года

Поделиться

Комментирование закрыто